.RU

Nota bene - страница 13




представляется полезным сравнить показатели смертности по причинам смерти (конечно же, стандартизован­ные по возрасту) нашей страны с аналогичными показателями какой-нибудь другой страны, хотя бы такой, как США, в которой эти показатели да­леко не самые лучшие в мире. Но лучше, чем у нас (см. таблицу 6.9).

В целом уровень смертности в 1992 г. (думается, что данные таблицы 6.9 не перестали быть актуальными за «давностью» лет) в России был выше, чем в США в 1,8 раза у мужчин и в полтора раза — у женщин. От большинства причин уровень смертности в России также намного выше, чем в США. Особенно значительна разница в смертности от сосудистых поражений мозга. Наши мужчины умирают от этой причины в 5,6 раза чаще, чем американцы, женщины — в 5,0 раз. От болезней сердца наши мужчины умирают чаще, чем в США в 1,5 раза, женщины — в 1,3 раза, от хронических болезней печени и цирроза — соответственно в 1,7 и 2,2 раза (ка­кую-то роль здесь играют и злоупотребления алкоголем), от само­убийств — в 2,8 и 2,4 раза, от убийств — одинаково в 2,4 раза и у мужчин, и у женщин, от несчастных случаев, связанных с мототранспортом — в 1,8, но «всего» на 9,4% выше у женщин.

В то же время по некоторым причинам смерти наши данные выглядят более благополучно, чем американские. Так, смертность мужчин от пневмонии и гриппа у нас ниже, чем в США вдвое, а женщин — даже в 5 раз (что, вероятно, свидетельствует о способностях нашей массовой медицины эффективно бороться с эпидемиями). Смертность наших женщин от рака молочной железы ниже, чем в США, на треть, что также, возможно, является результатом профилактических мероприятий нашей медицины. Смерт­ность от злокачественных новообразований органов дыхания у наших мужчин выше, чем в США в 1,4 раза, но у женщин, напротив, ниже втрое, чем в США. Объяснений этому последнему замечательному феномену мне пока не удалось найти.

Наилучшую характеристику смертности дают возрастные коэффициенты смертности по причинам смерти. В принципе они рассчитываются так же, как и общие коэффициенты, но в пределах каждой отдельной возра­стной группы.

На базе возрастных коэффициентов смертности по причинам смерти строятся вероятностные таблицы смертности по причинам смерти, кото­рые используются как для анализа состояния и динамики уровня смертно­сти и продолжительности жизни, так и для ее прогноза. Таблицы смертно­сти по причинам смерти позволяют получить представление о том, насколько средняя продолжительность предстоящей жизни изменяется в результате изменения уровня смертности от определенной причины смер­ти или класса причин.


^ 6.10. Социальный прогресс и изменение структуры

уровня смертности по причинам смерти

В течение тысячелетий человечество страдало и умирало от эпидемиче­ских Инфекционных заболеваний — чумы, холеры, оспы и других, опусто­шавших иногда целые страны. После промышленной революции, с нача­лом второй фазы демографического перехода улучшаются экономические и санитарные условия жизни населения, начинается снижение уровня смертности и одновременно изменяется ее структура по причинам смерти. Массовые инфекционные заболевания отступают, их доля в структуре смертности снижается до минимума, а их место занимают неинфекцион­ные хронические болезни, несчастные случаи и травмы. Возрастает роль профилактики здоровья, санитарных аспектов условий жизни и труда, воз­можности каждого отдельного человека сохранить свое здоровье или хотя бы отдалить приближение смерти. Отсюда возрастает роль социальных наук в изучении поведенческих аспектов смертности и продолжительно­сти жизни, в выработке рекомендаций по развитию здорового образа жиз­ни.


^ 6.11. Факторы уровня смертности и средней

продолжительности жизни

На уровень смертности и продолжительности жизни населения оказывает влияние множество природных и социальных факторов. При этом нужно подчеркнуть, что природные факторы со времени возникновения человеческого общества, производства и культуры не доминируют над человечеством, так сказать, в «чистом виде», они опосредуются, изменяются социальными условиями. Человечество давно уже живет в природно-социальной среде, И его судьба во все большей степени зависит от его выбора.

Все основные факторы представляется целесообразным, с известной степенью условности, объединить в четыре группы (перечисленные в порядке их значимости: 1) уровень жизни народа; 2) эффективность служб здравоохранения; 3) санитарная культура общества; 4) экологическая сре­да.

^ 1. Уровень жизни народа. Уровень жизни представляется мне главным фактором улучшения здоровья населения, снижения уровня смертно­сти и роста средней продолжительности жизни, потому что именно он со­здает условия (пространство) для развития всех остальных факторов роста общей и санитарной культуры, заботы о здоровье, для улучшения окружа­ющей среды и т.д. Бедность всему этому никак не способствует. Между тем подавляющее большинство нашего населения — бедное по современ­ным («западным») стандартам уровня жизни. К сожалению, мы толком не знаем, какой у нас уровень жизни и какими показателями его следует изме­рять. Советская социальная статистика для этой цели совершенно не при­годна, она насквозь лжива, и к тому же была почти полностью засекрече­на1. Однако по многим фрагментарным данным все же можно составить некоторое представление о том, что уровень жизни в нашей стране на про­тяжении десятков лет был крайне низким, на грани лишь простого воспро­изводства личности человека и его рабочей силы или даже ниже. Развитие же личности происходило во многом за счет отказа от самого необходимо­го, в том числе от отдыха, от приобретения эффективных медикаментов и платных услуг здравоохранения, от качественного питания и проч.

Одним из наиболее совершенных комплексных показателей, с помощью которого оценивается на международном уровне уровень и качество жизни, является так называемый «индекс развития человеческого потенци­ала» (или «индекс человеческого развития»), который представляет собой среднюю арифметическую величину из показателя валового внутреннего продукта на душу населения, уровня образования населения и средней продолжительности предстоящей жизни. Что касается душевого валового внутреннего продукта, то этот показатель может давать неправильное представление об уровне жизни, если не раскрываются статьи его расхо­дов. В советских, да и в постсоветских условиях сверхсекретности значите­льная часть внутреннего продукта тратится государством на огромные во­енные расходы, которые, однако, частично распределяются в бюджете по «мирным» статьям. То есть в наш уровень жизни могут входить и расходы на пушки вместо масла, и финансирование космических исследований, и т. п. Тем не менее, согласно данным Второго российского доклада (1996 г.), посвященного оценке уровня жизни в нашей стране и представленного в ООН, Россия по этому показателю в 1993 г. заняла 57-е место среди 174 стран мира2, по которым этот индекс рассчитывается. В 1995 г. наша стра­на среди тех же 174 стран мира отодвинулась уже на 119 место3. Если учесть, что в мире насчитывается примерно 35 экономически развитых стран, то даже с учетом, вероятнее всего, завышенной оценки уровня жиз­ни, даваемой индексом ИРЧП, наша страна находится далеко за чертой, отделяющей экономически развитые страны от «развивающихся» (точнее, отсталых). Дополнительно к этому можно сравнить уровень жизни в Рос­сии и США по величине среднедушевого дохода в 1995 году. В США он оказывается выше, чем в России, в почти в 15 раз4.

^ 2. Эффективность здравоохранения. Если заглянуть в отечественный статистический справочник, увидим, что развитие нашего здравоохране­ния во все годы советской власти характеризовалось в основном показате­лями численности врачей и больничных коек, а также распределением их по специальностям и назначению. Вероятно, наше здравоохранение — единственная отрасль народного хозяйства или, во всяком случае, одна из немногих, деятельность которой оценивается не результатами, а затратами труда. По численности врачей и больничных коек мы давно уже «впереди планеты всей». Однако относительно низкий уровень и неблагоприятная динамика средней продолжительности жизни свидетельствуют о неэффективности здравоохранения. И это неудивительно, поскольку наше здраво­охранение — в прямом смысле бедное, десятилетиями оно содержится на голодном финансовом пайке у государства. Во всех экономически разви­тых странах на здравоохранение расходуются значительные средства из государственного бюджета, которые постоянно возрастают. Так, уже к 1990 г. в большинстве экономически развитых стран расходы на здравоох­ранение превышали 8% от валового внутреннего продукта. В России же в это время они составляли всего 3,3%1. Причем примерно на таком же уров­не эти расходы были и в бывшем СССР.

Составной частью проблемы низкого финансирования здравоохранения является очень низкая заработная плата занятых в этой отрасли. По данным за 1996 г. среднемесячная заработная плата работников здравоох­ранения, физической культуры и социального обеспечения (трудно объяс­нить обоснованность такого смешения) составляла 77% от аналогичной зарплаты в среднем по экономике страны. Ниже, чем в здравоохранении, заработная плата лишь у занятых в образовании, культуре и искусстве2. Тоже, кстати, чрезвычайно показательный симптом отношения нашего го­сударства к самым жизненно важным для него, для государства, отраслям народного хозяйства. Вряд ли можно всерьез ожидать большого стремле­ния врача к постоянному повышению своей квалификации при такой «нижайшей из низших» зарплате.

Вероятно, не меньшее значение, чем финансовое обеспечение здравоохранения, имеют его взаимоотношения с пациентом. В этом отношении организация нашего здравоохранения вряд ли значительно изменилась за последние 100 лет. По-прежнему она носит безличностный характер, т.е. врач в лечебном процессе не учитывает индивидуальности пациента, осо­бенностей его личности, рассматривает его как неодушевленный организм (растение). Такой подход в большой степени был оправданным в эпохи до начала демографического перехода, когда в структуре уровня смертности по причинам смерти преобладали инфекционные эпидемии, поражавшие людей без различия их социальных и индивидуальных свойств. Но теперь он совершенно неэффективен.

В постпереходный период, когда в структуре смертности по причинам смерти происходят кардинальные изменения, когда начинают преобладать хронические, в значительной степени индивидуализированные заболева­ния, медицина, вернее, здравоохранение также должно меняться в сторону большего учета характера пациента и особенностей его уникальной судь­бы. Требуется установление более долговременных, более личностных взаимоотношений между врачом и пациентом. Для этого необходимо разорвать крепостную приписку населения к районным поликлиникам, дать возможность гражданам выбирать для себя врача, которому они могли бы доверять. Введенная в нашей стране несколько лет назад система обязательного медицинского страхования, казалось бы, вполне может обеспечить возможность подобного выбора, а заодно и объективной оценки врачебной квалификации. Но, по всей видимости, такой функции эта система не вы­полняет. Она вновь являет собой бюрократическую процедуру. Лишь доба­вила гражданам заботы по периодическому переоформлению страховых полисов и необходимости не забывать брать их с собой, направляясь на прием к врачу.

В последние годы, по мере развития рыночных отношений в стране, расширяется платная кооперативная и частная медицина, которая в целом лучше относится к человеку, чем медицина казенная. Но... у наших людей в массе своей нет достаточных денег для того, чтобы пользоваться благами платной медицины. Виной тому нищенская заработная плата. Государство должно вернуть хотя бы часть денег, изымаемых из заработной платы трудящихся на «бесплатное» здравоохранение с тем, чтобы люди сами могли ими распорядиться.

^ 3. Санитарная культура. Одним из важнейших социальных последствий изменения структуры смертности по причинам смерти является расту­щее значение санитарной культуры как одного из важнейших факторов поддержания здоровья и роста продолжительности жизни населения.

Коммунистический режим вопреки его внешне действительно прекрасным лозунгам оказался на деле антигуманным и бесчеловечным по отношению к большинству народа. Строительство нового общества осуществлялось многие десятилетия штурмовыми методами, на пределе напряжения сил. От людей требовалась самоотверженность и самоотречение ради осуществления идеи, отказ от жизни сегодняшней во имя жизни завтрашней, жизни для будущих поколений. В пропагандистском искусстве прославлялись нарушения норм техники безопасности, сверхурочный труд — все для того, чтобы сократить сроки производства, увеличить выра­ботку. Результатами были низкое качество продукции, высокий травма­тизм и поломки оборудования, гибель людей и утрата здоровья. Была реа­льно создана новая трудовая этика, в которой жизнь человека ценилась ниже машины. Подвиг из исключительного поступка был возведен в норму жизни, за соблюдение которой многие люди и платили своей жизнью, а некоторые — жизнью других. И многое из этой этики продолжает и сегодня укорачивать нашу жизнь. Как верно замечает известный российский демограф Владимир Михайлович Школьников, «российскому обществу и со­ветского, и постсоветского периода была (и остается до сих пор) свойственна глубоко деформированная система ценностей, в которой ценности здоровья и жизни отдельного человека занимают слишком незначительное место, чтобы они способны были мобилизовать необходимые экономиче­ские ресурсы и социальную энергию на свою защиту»1.

Низкая культура потребления алкоголя, массовое курение, в том числе распространенное среди женщин и подростков, огромное число искусственных абортов вместо современных средств контрацепции, повсеместная грубость в отношениях между людьми, сквернословие, разнузданность мо­лодежи, пропаганда секса, насилия и жестокости средствами массовой ин­формации — все это важнейшие факторы, разрушающие здоровье нации и не способствующие росту средней продолжительности жизни (а также укреплению семьи и росту рождаемости).

4. Качество окружающей среды. Здесь тоже немало проблем, которые теперь уже достаточно хорошо известны (хотя почти каждый день мы узнаем о новых, вернее, старых экологических бедах, но долгое время тщатель­но скрываемых). Почти все они — следствие гипертрофированной военной экономики советского государства, в которой вопросам охраны окружаю­щей среды уделялось мало внимания (как и здравоохранению, жизненному уровню народа и всем остальным жизненно важным аспектам). По данным сети мониторинга загрязнения воздуха в городах Российской Федерации, функционирующего уже около трех десятилетий, загрязнение атмосферы промышленными отходами наблюдается почти во всех крупнейших про­мышленных городах России (различается лишь степень загрязнения, кото­рая, однако, всюду превышает предельно допустимые концентрации — ПДК). Концентрации вредных веществ в атмосфере превышают допусти­мые пределы в 5 раз в 150 городах России, в 10 раз — в 86 городах2. По дан­ным экологов, около половины населения России продолжают использо­вать для питья воду, не соответствующую гигиеническим требованиям по широкому спектру показателей качества воды. Почти все водоемы вблизи городов в той или иной степени загрязнены промышленными отходами в опасной для жизни и здоровья людей концентрации. Централизованным водоснабжением до сих пор пользуются лишь 68% сельских жителей Рос­сии (47% населенных пунктов)1.

Можно привести еще немало других данных, свидетельствующих о плохом состоянии окружающей среды в России, но, думается, и этих достаточно, чтобы иметь представление о том «вкладе», который экология вно­сит в нашу смертность.


^ 6.12. Самосохранительное поведение

Возрастающая роль поведенческих аспектов в борьбе за продолжитель­ность жизни нашла свое выражение и в исследовании факторов смертности и здоровья населения социологическими методами. По аналогии с опреде­лением репродуктивного поведения Самосохранительное поведение определяется как система действий и установок личности, направлен­ных на сохранение здоровья и продление жизни.

Впервые в нашей стране пилотажные исследования самосохранительного поведения начала проводить небольшая группа социологов и демо­графов под руководством проф. А.И. Антонова, сначала в Центре по изуче­нию проблем народонаселения (на экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова) в 1980—1983 гг., затем в Институте социологии АН СССР, в 1984—86 гг. (соответственно в другом составе исследовательской группы). Исследования проводились в Вильнюсе, Шауляе, Львове, Черно­вцах и других городах СССР. Всего было опрошено около 1500 человек, мужчин и женщин, среди которых люди моложе 30 лет составили 61%, а старше 50 лет — 13%. Более половины всех опрошенных составляли люди умственного труда. В качестве основных характеристик психологических установок к длительности жизни исследователи использовали фактически те же три показателя предпочтений, что и при изучении репродуктивного поведения, естественно в преломлении к актуальному предмету исследования: среднее идеальное, желаемое и ожидаемое число лет жизни. Ответы респондентов на вопрос об идеальной продолжительности жизни: «Како­ва, по вашему мнению, наилучшая продолжительность жизни?» — интерп­ретировались исследователями как характеристика представлений опра­шиваемых о наилучших сроках жизни людей вообще, каких-то других людей, а не их лично. Ответы о желаемой продолжительности жизни: «Если бы у вас была возможность выбора, то какое число лет жизни вы предпочли бы для себя при самых благоприятных условиях?» — трактова­лись как потребность в длительности жизни, желание жить. Наконец, ответ на вопрос об ожидаемой продолжительности жизни: «Как вы думаете, до какого примерно возраста вам удастся дожить?» — интерпретировался в качестве характеристики представлений респондентов о сроках жизни, ко­торых можно достичь в реальных обстоятельствах их жизни2. Все индика­торы предпочтений и ожиданий в отношении продолжительности жизни сопоставлялись с различными характеристиками респондентов. Было об­наружено, что мужчины в целом более пессимистично, чем женщины, оце­нивают свое здоровье. Как «хорошее» его оценили лишь 30% опрошенных мужчин в сравнении с 48% женщин, а доля тех, кто оценил свое здоровье как «плохое», среди мужчин оказалась в 2,5 раза больше, чем среди жен­щин. При этом из всех факторов, в наибольшей степени влияющих на здо­ровье, у мужчин на первом месте оказались «условия жизни» (41%), а важ­ность «усилий самого человека» в достижении хорошего здоровья отметили лишь 29%. У женщин такие мнения составили соответственно 28 и 39%1. Таким образом, женщины проявили более активную позицию по отношению к сохранению здоровья.

Исследования также выявили значительную часть людей, по мнению которых не стоит стремиться жить как можно дольше. Эта часть не так уж мала, по данным упомянутых исследований она составляет около 25%. Такая позиция мотивируется боязнью остаться беспомощным и одиноким в старости и болезни. Различие жизненных позиций нашло свое отражение и в показателях предпочтения лет жизни. У «пессимистов» (если можно их так, исключительно условно, назвать) желаемая продолжительность жизни (сколько лет хотелось бы прожить при самых благоприятных условиях) составила 68,6 года сравнительно с 81,1 года по ответам «оптимистов», кото­рые хотят жить дольше с тем, чтобы как можно больше в жизни испытать и как можно дольше не расставаться со своими близкими. Ожидаемая про­должительность жизни (до какого возраста вам удастся дожить) у первых составила 61,6 года, у вторых — 69,4 года. Внимание к сохранению своего здоровья также отражается в самосохранительных установках. Заботящие­ся о своем здоровье ожидают прожить 79 лет, не заботящиеся — 71 год2.

К сожалению, исследования самосохранительного поведения были прерваны очень скоро после своего начала. Они не получили поддержки ни со стороны руководства учреждений, в которых проводились, ни со сторо­ны научного сообщества. Возможно, и сам А.И. Антонов утратил интерес к этой теме. Между тем ее вовсе нельзя считать исчерпанной или не представляющей научного интереса. По мнению того же А.И. Антонова, «оста­ются до сих пор неразработанными вопросы структуры самосохранитель­ного поведения личности, взаимосвязи ее элементов, классификации основных результатов такого поведения (позитивных и негативных с точки зрения здоровья), вопросы взаимосвязи результатов самосохранительного поведения индивидов с состоянием здоровья, заболеваемости и продолжи­тельности жизни различных групп населения, народонаселения страны в целом. Сегодня можно лишь говорить о постановке этой проблемы в рам­ках социологической демографии и социологии здоровья, поскольку в от­дельных дисциплинах, и прежде всего в психологии, имеются разрознен­ные попытки по измерению субъективной продолжительности жизни, т.е. того числа лет, которое собирается, надеется прожить опрашиваемый че­ловек»3. Остается надеяться, или даже, пожалуй, можно быть уверенным, что эта тема исследований еще найдет своих энтузиастов.


Тема 7
^ Естественный рост
и воспроизводство населения


Рост и воспроизводство населения определяются соотношением между числами родившихся и умерших или, иначе говоря, между уровнями рождаемости и смертности. Слово «естественный», как уже говорилось ранее, в данном случае носит условный характер, призвано обозначить именно это соотношение между рождаемостью и смертностью в отличие от изме­нений численности населения за счет миграционных процессов. Между ро­стом и воспроизводством населения существует сходство и взаимодействие. Но есть между этими понятиями и существенное различие. В частности, численность населения может еще долгое время продолжать расти, в то время как воспроизводство населения уже стало суженным (т.е. каждое последующее поколение численно меньше предыдущего). Такое положение объясняется тем, что возрастная структура несет в себе некоторый потенциал демографического роста.

Напротив, численность населения может продолжать убывать и при ре­жиме расширенного его воспроизводства (если доля репродуктивной части населения станет слишком малой по сравнению с долей пожилой его части. Тогда число родившихся даже при очень высоком уровне рождаемости не смогло бы компенсировать большое число умерших). И это объясняется все тем же потенциалом роста населения, который несет в себе возрастная струк­тура населения, но уже с отрицательным знаком (в алгебраическом смысле).


^ 7.1. Общий коэффициент естественного прироста

Рост населения (или прирост, что фактически то же самое) характеризу­ется рядом показателей, самый простой из которых — уже известный из главы 4 общий коэффициент естественного прироста. Напомню, что этот коэффициент представляет собой отношение величины естественного прироста населения к его средней (чаще всего—среднегодовой) численности. Напомню также, что естественный прирост представляет собой разность между числом родившихся и умерших в одном и том же периоде времени (обычно в календарном году) или разность между общими коэффициента­ми рождаемости и смертности.

Коэффициент естественного прироста обладает всеми теми же достоинствами и недостатками, что и другие общие коэффициенты. Главный его недостаток — зависимость величины коэффициента и его динамики от особенностей возрастной структуры населения и ее изменений. Следует за­метить, что эта зависимость коэффициента естественного прироста от воз­растной структуры даже гораздо значительнее, чем других общих коэффи­циентов. Она как бы удваивается одновременным влиянием возрастной структуры на уровни рождаемости и смертности в противоположных на­правлениях. В самом деле, скажем, в относительно молодом населении, с высоким удельным весом молодежи от 20 до 35 лет (когда рождают первых и вторых детей, вероятность рождения которых и сегодня еще достаточно высока, а вероятность смерти в этих возрастах, напротив, невелика) даже при умеренном уровне рождаемости будет наблюдаться относительно высокое число рождений (за счет большого числа и удельного веса в общей численности населения молодых супружеских пар) и одновременно — по той же самой причине, вследствие молодой возрастной структуры — отно­сительно меньшее число смертей. Отсюда соответственно большей будет и разность между числом рождений и смертей, т.е. естественный прирост и коэффициент естественного прироста. Напротив, при сокращении уровня рождаемости и в результате этого сокращения — старении возрастной структуры — будет увеличиваться число умерших (при этом уровень смер­тности в каждой возрастной группе может оставаться неизменным или даже снижаться), и в конечном итоге будет сокращаться естественный при­рост населения и коэффициент естественного прироста. Именно последнее и происходит в нашей стране, так же как и в других экономически разви­тых странах с низкой рождаемостью.

Зависимость величины общего коэффициента естественного прироста от возрастной структуры населения необходимо учитывать в сравнитель­ном анализе при сопоставлении таких коэффициентов по странам или территориям с населениями, отличными друг от друга по характеру своего де­мографического развития и соответственно — по характеру своей возрастной структуры.

Одним из способов устранения этого недостатка, приведения сравнива­емых коэффициентов естественного прироста к сопоставимому виду, мо­гут служить уже известные читателю индексный метод и методы стандар­тизации общих коэффициентов. Рамки данного учебника не позволяют рассмотреть эти методы здесь (но с ними можно познакомиться в справоч­никах по статистике и в иной научной литературе1).

Другим способом повысить качество измерения уровня динамики насе­ления состоит в том, чтобы от естественного прироста перейти к исчисле­нию показателей воспроизводства населения. Достоинство этих показате­лей состоит в их независимости от структуры населения, прежде всего от половозрастной.


^ 7.2. Показатели воспроизводства населения

Таких показателей несколько, из них два — брутто- и нетто-коэффициенты воспроизводства населения. В отличие от коэффициента естест­венного прироста эти показатели характеризуют изменение численности населения не за год, а за период времени, в течение которого родительское поколение замещается поколением своих детей. Поскольку замещение по­колений характеризуется соотношением уровней рождаемости и смертно­сти, а последняя существенно различается у мужского и женского полов, показатели воспроизводства населения рассчитываются раздельно для каждого пола, чаще для женского. Обычно при этом не принимается во внимание внешняя миграция населения, т.е. рассматривается так называемое закрытое население (условно не подверженное внешней миграции)2.

Брутто-коэффициент воспроизводства населения рассчитывается так же, как суммарный коэффициент рождаемости, но в отличие от последнего, в расчете учитываются только девочки. В виде формулы расчет можно представить следующим образом:

(7.2.1)

где r1 — брутто-коэффициент воспроизводства населения; СКР — суммарный коэффициент рождаемости;  — доля девочек среди новорожден­ных.

Таким образом, брутто-коэффициент воспроизводства населения показывает число девочек, которое рожает в среднем одна женщина за всю свою жизнь. При этом предполагается, что никто из женщин и их дочерей не умирает до конца репродуктивного периода жизни (условно — до 50 лет). Очевидно, допущение об отсутствии смертности слишком нереально, чтобы брутто-коэффициент представлял какую-либо полезность для испо­льзования в аналитической работе. И действительно, в последние годы этот показатель фактически не используется. Если же учесть влияние смер­тности на степень воспроизводства населения, то переходим к нетто-коэффициенту населения3. Рассчитывается он по следующей формуле:

(7.2.2)

где R0 — нетто-коэффициент воспроизводства населения; Fx — возрастные коэффициенты рождаемости; FLx — числа живущих женщин из таблиц смертности, которые и служат поправкой на смертность (или на дожитие до определенного возраста, что в данном случае одно и то же); l0 — «ко­рень» таблицы смертности, равный 100000 или 10000, в зависимости от ее разрядности;  — доля девочек среди новорожденных; п — длина возрастного интервала (обычно либо 1, либо 5).

Традиционно коэффициент рассчитывается в среднем на одну женщину, поэтому в формуле присутствует множитель 0,001. Но возможен расчет и в среднем на 1000 женщин. Это, опять же, как и в случае с наименования­ми показателей воспроизводства населения, дело произвольного выбора пользователя.

Нетто-коэффициент воспроизводства населения характеризует замещение поколения матерей поколением их дочерей, но часто трактуется как показатель замещения поколений во всем населении (обоих полов вместе). Если этот коэффициент равен 1,0, это означает, что соотношение уровней рождаемости и смертности обеспечивает простое воспроизводство населе­ния через периоды времени, равные среднему возрасту матерей при рожде­нии дочерей. Этот средний возраст слабо варьирует прямо пропорциональ­но высоте уровня рождаемости в пределах между 25 и 30-ю годами. Если нетто-коэффициент больше или меньше 1,0, это означает соответственно расширенное воспроизводство населения (поколение детей численно боль­ше родительского) или суженное (поколение детей с учетом их дожития до среднего возраста родителей численно меньше родительского).

Средний возраст матерей при рождении дочерей (точнее говоря — при рождении дочерей, доживающих, в свою очередь, по меньшей мере до возраста своих матерей в момент их рождения. Но это условие так длинно произносится, что почти все, даже самые строгие специалисты, его опускают), называемый также длиной женского поколения, приближенно рассчиты­вается по формуле:

(7.2.3)

где Т — длина женского поколения (средний возраст матерей при рожде­нии дочерей); Fx — возрастные коэффициенты рождаемости; FLx — числа живущих женщин из таблиц смертности;  — доля девочек среди новорожденных; х — возраст в начале возрастного интервала; п — длина возрастно­го интервала в годах.

Поскольку в приведенной выше формуле показатели длины возрастного интервала (п) и доли девочек среди новорожденных () входят в состав и числителя, и знаменателя дроби, их, очевидно, можно было бы сократить. Но практически оказывается, делать этого не нужно (без нужды увеличива­ется число граф в расчетной таблице).

Легко заметить, что в знаменателе выше приведенной формулы находится выражение нетто-коэффициента воспроизводства населения, а в це­лом формула выражает среднюю арифметическую величину из средних возрастов для каждого пятилетнего возрастного интервала, взвешенных по долям новорожденных девочек, доживающих до возраста своих матерей в момент их рождения.

Пример расчета нетто-коэффициента воспроизводства женского населения России за 1996 г. и среднего возраста матерей при рождении дочерей приведен в таблице 7.1.

Рассмотрим алгоритм расчета по его этапам:

1) выписываются из Демографического ежегодника России (М., 1997. С. 215) в графу 1 таблицы 7.1 возрастные коэффициенты рождаемости, при этом они преобразуются из промилле в доли единицы (путем деления каждого на 1000);

2) умножая каждый из возрастных коэффициентов рождаемости на долю девочек среди новорожденных (полагая ее при этом одинаковой во всех возрастных группах матерей), получаем возрастные коэффициенты рождаемости девочек, которые записываются в графу 2;

3) по таблицам смертности населения России за 1996 г. (См. Демографический ежегодник России. М., 1997. С. 250) определяются числа живу­щих в каждой возрастной группе как средняя арифметическая величина из двух смежных чисел доживающих, т.е.:



где FLx — число живущих женщин, рассчитываемое по таблицам смертности; lx и lх+5 — числа доживающих до возрастов х и х+5 из тех же таблиц смертности.

Полученные таким способом числа живущих делятся на корень таблицы смертности l0 (в данном случае он равен 100000) и заносятся в графу 3 таблицы 7.1;

5) возрастные коэффициенты рождаемости девочек из графы 2 перемно­жаются построчно на числа живущих женщин из графы 3 (т.е. таким образом вносится поправка на их дожитие до возраста матерей, в котором те родили данных дочерей). Результаты умножения записываются в графу 4;

6) показатели граф 1, 2, и 4 суммируются по вертикали, и суммы умножаются на 5 (на длину возрастных интервалов). В итоге получают в графе 1 суммарный коэффициент рождаемости СКР = 1,2805, или округленно 1,281; в графе 2 брутто-коэффициент воспроизводства населения, равный 0,625, а в графе 4 — нетто-коэффициент воспроизводства населения R0 = 0,60535, или округленно 0,605.

Естественно, интересно сравнить полученные результаты с официальны­ми публикациями Госкомстата России, которые рассчитываются наиточней­шим образом на основе однолетних возрастных коэффициентов. Оказалось, что рассчитанный нами суммарный коэффициент рождаемости по России за 1996 год точно совпал по величине с рассчитанным Госкомстатом России — 1,281. Величина нетто-коэффициента разошлась с расчетами Госкомстата всего на 0,002. Такое расхождение можно считать несущественным.

Вернемся к таблице 7.1 и определим теперь средний возраст матерей при рождении дочерей — длину женского поколения. Для этого нужно:

7) перемножить построчно данные графы 4 на показатели возрастов в середине каждого пятилетнего возрастного интервала (в графе 5), и результаты этого умножения запишем в графу 6. После суммирования получен­ных произведений и умножения суммы на 5, получаем числитель дроби (15,1237), разделив который на нетто-коэффициент воспроизводства насе­ления (0,60535), получим показатель длины женского поколения в России 1996 года, равный 24,98 года (или с округлением — 25 лет).

Нетто-коэффициент воспроизводства населения дает возможность оценить состояние фактически существующего в каждый данный момент вре­мени режима воспроизводства населения (соотношения уровней рождаемости и смертности в их отвлечении от воздействия половозрастной структуры населения) с позиций его вероятного дальнейшего развития. Он характеризует не сегодняшнюю демографическую ситуацию, но ее предельное состояние в некотором будущем, если данный режим воспроизвод­ства будет оставаться неизменным. Иначе говоря, нетто-коэффициент яв­ляется инструментом оценки ситуации и прогноза ее будущих тенденций.
^ Таблица 7.1 Расчет нетто-коэффициента воспроизводства населения
России за 1996 г. и среднего возраста матерей при

рождении дочерей


Возрастные груп­пы

(лет)

Fx/ 1000

Гр. 1 х

х 0,488





(гр. 2 х гр. 3)

х + 0,5n


(х + 0,5п) х



А

1

2

3

4

5

6

15—19

0,0397

0,0194

0,97626

0,01894

17,5

0,33145

20—24

0,1064

0,0519

0,97189

0,05044

22,5

1,13490

25—29

0,0665

0,0325

0,96651

0,03141

27,5

0,86378

30—34

0,0303

0,0148

0,95983

0,01421

32,5

0,46183

35—39

0,0108

0,0053

0,95075

0,00504

37,5

0,18900

40—44

0,0023

0,0011

0,93762

0,00103

42,5

0,04378

45—49

0,0001

0,0000

0,91797

0,00000

47,5

0,00000

 =

0,2561

0,1250




0,12107




3,02474

x 5

1,2805

0,6250




0,60535




15,1237


На основе нетто-коэффициента и длины женского поколения можно определить так называемый истинный коэффициент естественного прироста населения, который характеризует прирост населения за каждый год, но, так же как и нетто-коэффициент, не зависит от особенностей возрастной структуры населения. Истинный коэффициент естественного приро­ста населения приближенно определяется по формуле, предложенной аме­риканским демографом Энсли Коулом в 1955 г.:

(7.2.4)

где r — истинный коэффициент естественного прироста населения; R0 — нетто-коэффициент воспроизводства населения; Т — длина женского поколения (средний возраст матерей при рождении дочерей).

Определим для примера этот коэффициент для России 1996 года по данным таблицы 7.1.

-(минус) 20,1 ‰.

Фактический коэффициент естественного прироста населения России в 1996 году был равен —5,3‰. Отсюда можно видеть, какую роль продолжает играть в росте нашего населения его возрастная структура и какой будет ежегодная убыль нашего населения, когда возрастная структура окончательно утратит свой потенциал демографического роста.

В 1996 г. интересный и простой метод для оценки воспроизводства населения был предложен российским демографом В.Н. Архангельским. Метод заключается в определении гипотетического уровня рождаемости, необходимого для обеспечения нулевого естественного прироста населе­ния в условиях реально имеющего место уровня смертности и реальной же возрастной структуры населения. Гипотетический уровень рождаемости в данном случае выражается суммарным коэффициентом рождаемости1.

Предложенный метод проще показать на конкретном примере. Как изве­стно, естественный прирост равен нулю в случае равенства чисел родивших­ся и умерших (и соответственно, общих коэффициентов рождаемости и смер­тности). В 1996 году общий коэффициент смертности в России составил 14,2. Следовательно, для обеспечения нулевого прироста общий коэффициент рождаемости должен был бы быть таким же, т.е. 14,2. На самом же деле его величина в том же 1996 г. равнялась всего 8,9, или в 1,6 раза меньше. Поско­льку возрастная структура в данном случае принимается такой, какая она есть на самом деле, получается, что для того, чтобы общий коэффициент рождаемости равнялся общему коэффициенту смертности, нужно увеличить возрастные коэффициенты рождаемости и, в итоге, суммарный коэффициент рождаемости также в 1,6 раза по сравнению с фактическим.

Фактический суммарный коэффициент рождаемости в России в 1996 г. составил 1,281 ребенка (в расчете на одну женщину). Отсюда можем определить величину суммарного коэффициента рождаемости, который при нынешнем уровне смертности и нынешней возрастной структуре населе­ния мог бы обеспечить нулевой прирост населения нашей страны. Эта ве­личина должна составлять для условий 1996 г. 2,05. Не очень большая ве­личина, которая указывает на положительное (для условий 1996 г.) влияние возрастной структуры населения. Кстати, это положительное вли­яние возрастной структуры указывает и на подходящее время для активи­зации пронаталистской (т.е. направленной на стимулирование рождаемо­сти) демографической политики. Эффект мог бы быть достигнут с меньшими затратами.

Хотя описанный метод В.Н. Архангельского очень прост, он достаточно хорошо раскрывает масштабы задачи, которая стоит перед всем нашим обществом по преодолению демографического кризиса.


^ 7.3. Соотношение уровней рождаемости

и смертности в динамике воспроизводства населения

Среди отечественных специалистов сегодня дискутируется вопрос о роли рождаемости и смертности в воспроизводстве населения страны последних лет. Какая проблема острее: низкая рождаемость или относительно высокая смертность? Какую проблему надо решать в первую очередь? Между тем от­вет на этот вопрос нетрудно, как мне представляется, получить с помощью уже известного нам индексного метода. Вернемся вновь к нетто-коэффициенту воспроизводства населения. Он является наилучшим показателем вос­производства населения именно потому, что складывается как соотношение лишь двух компонентов рождаемости и смертности. Другие факторы, преж­де всего возрастная структура населения, в формуле его расчета не присутст­вует. Отсюда с помощью простой системы индексов можно показать, в какой степени изменение величины нетто-коэффициента за какой-либо период вре­мени обусловлено изменением рождаемости, а в какой — смертности.

Рассмотрим изменение нетто-коэффициента воспроизводства населения России за период с 1986—1987 гг. по 1996 г. включительно. Выбор дан­ного периода обусловлен следующими обстоятельствами. Увеличиваясь с конца 1970-х гг., нетто-коэффициент достиг к 1986—1987 гг. максимума (1,038), а затем стал снижаться, достигнув в 1996 г. величины 0,603.

Построим систему индексов, характеризующих компоненты изменения нетто-коэффициента воспроизводства населения России за период с 1986—1987 по 1996 г., используя его стандартную формулу (7.2.2).

(7.3.1)

Для расчета оказывается достаточным посчитать лишь один элемент уравнения (7.3.1), который представляет собой нетто-коэффициент при уровне возрастной рождаемости 1996 г. и смертности 1986—1987 гг. (т.е. при предположении о неизменности уровня смертности в десятилетии 1986—1996 гг.).

Обращаясь вновь к системе индексов (в правой крайней части уравнения 7.3.1), отметим, что первый из двух индексов характеризует изменение величины нетто-коэффициента за счет изменения рождаемости, второй — за счет изменения смертности.

Результаты расчетов представлены в таблице 7.2. При принятой нами гипотезе о неизменном уровне смертности 1986—1987 гг. и фактической рождаемости 1996 г. нетто-коэффициент воспроизводства населения составил бы в 1996 г. 0,606. Фактически же (т.е. при фактической смертности 1996 г.) он был равен 0,603. Уже из этой, прямо скажем, ничтожной разни­цы можно сделать вывод о роли повышения смертности в анализируемом нами десятилетии. Но доведем наш расчет до конца.
^ Таблица 7.2 Расчеты нетто-коэффициента воспроизводства
населения России при уровне рождаемости 1996 года и

различных гипотезах об уровне смертности


Возрастные

группы

(лет)


Возрастные

коэффициенты рождаемости в 1996 г.

Fx1996 / 1000


Пятилетние суммы чисел живущих женщин из таблиц смертности при различной

величине средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении


Fх x FLх



74,6 года

(1986—1987 гг.)1


80,0 лет (типовые таблицы)2

гр. I x гp. 2


гр. I x гp. 3


А

1

2

3

4

5

15—19

0,0397

4,87499

4,97300

0,19354

0,19743

20—24

0,1064

4,86093

4,97066

0,51720

0,52888

25—29

0,0665

4,84498

4,96733

0,32219

0,33033

30—34

0,0303

4,82473

4,96272

0,14619

0,15037

35—39

0,0108

4,79593

4,95567

0,05180

0,05352

40—44

0,0023

4,75416

4,94329

0,01093

0,01137

45—49

0,0001

4,68913

4,91897

0,00047

0,00049

Итого










1,24232

1,27239

x 0,488

R0 =







0,60625

0,62093

Подставим известные и рассчитанные величины нетто-коэффициентов в систему индексов (7.3.1):



Вычитая полученные индексы из 1, и переведя результаты в проценты, определяем изменение нетто-коэффициента в структурном выражении:

41,9% = -41,6% - 0,5%.

После корректировки получаем: -41,9% = - 41,4% - 0,5%.

Окончательный вывод: за рассматриваемый период 1986—1996 гг. нетто-коэффициент воспроизводства населения России сократился в целом на 41,9%, в том числе на 41,4% — за счет снижения рождаемости и на 0,5% — за счет роста смертности. Если принять общее снижение нетто-коэффициента за 100%, то 98,8% этого снижения обусловлено падением рож­даемости и лишь 1,2% — ростом смертности.

Теперь предположим, что средняя ожидаемая продолжительность жизни российских женщин вдруг поднялась бы до уже достигнутой в целом ряде передовых в этом отношении стран — до 80 лет (это уровень, достигнутый в странах Скандинавии, во Франции, превзойденный в Японии), но уровень рождаемости остался бы на уровне 1996 г. Тогда величина нетто-коэффициента составила бы 0,621 (графа 5 таблицы 7.2.), т.е. увеличи­лась бы всего на 3,0% по сравнению с фактической в 1996 г.

Из этого простого расчета можно видеть, что роль сегодняшней, не очень благополучной, смертности в нашей стране в изменениях воспроизводства населения весьма невелика. Этим я вовсе не хочу принизить значе­ние борьбы со смертью. Нет, конечно, социальное, экономическое, полити­ческое и проч. Значение этой борьбы бесспорно. Но демографическое значение оказывается ничтожным. Сегодня главным фактором, от которо­го всецело зависит демографическое будущее нашей страны, является рож­даемость.

Тема 8
^ Демографическое прогнозирование


Демографические прогнозы лежат в основе любого социального прогнозирования и планирования. В самом деле, что бы мы ни планировали на перспективу: развитие производства конкретных товаров или услуг, социа­льной структуры общества, включая ее структуру по размерам и составу семей, любые социальные процессы — во всех случаях, очевидно, нам прежде всего нужно будет узнать число и состав будущих участников этих социальных процессов по полу и возрасту, поскольку эти «параметры» лю­дей оказывают сильное влияние на характер и интенсивность их деятельности и, соответственно, на характер и интенсивность социальных процес­сов.


^ 8.1. Прогнозирование общей численности населения

Как уже говорилось ранее, численность населения — наименее интересный показатель, во всяком случае для демографов. Как правило, он яв­ляется лишь пассивным итогом изменения структуры населения по самым различным параметрам. Вместе с тем прогноз общей численности населе­ния может представлять некоторый интерес, главным образом для оценки отдаленных последствий демографической ситуации, сложившейся к на­чалу прогнозного периода (т.е. периода, на который делается прогноз). Чаще всего в основу такого прогноза закладывается гипотеза о неизменном наблюдаемом или предполагаемом коэффициенте прироста населения. В таком случае численность населения изменяется в геометрической прогрессии по формуле:


(8.1)

где Pt — общая численность населения в конце прогнозного периода; Р0 — общая численность населения в начале прогнозного периода; k — предполагаемый коэффициент прироста населения в прогнозном периоде; t — ве­личина прогнозного периода; е — основание натуральных логарифмов.

Для расчета достаточно использовать простейший калькулятор, желательно, имеющий функцию возведения в степень. Для примера определим, какой может оказаться численность населения России, скажем, через 30 лет, в начале 2027 г., при предположении, что наблюдавшийся в 1997 г. ко­эффициент общего прироста населения (-0,26%) останется неизменным на всем протяжении прогнозных лет (предположение безусловно нереальное, оно необходимо нам лишь для иллюстрации современного положения, его возможных перспектив). Численность населения нашей страны в начале 1997 г. составила 147502,4 тыс. человек. Подставим соответствующие дан­ные в формулу 8.1 и в результате получим:

P2027 = 147502,4 х e-0,26x30 = 147502,4 x 0,92496 = 136 434,4 тыс. чел.

Можно ограничить прогноз расчетом процента, на который изменится прогнозируемая численность населения, т.е. возвести в степень е-26х30, в результате чего получим уменьшение численности населения России за ближайшие 30 лет на 7,5% (1 - 0,92496), при условии, что принятый для прогноза параметр демографического развития — коэффициент общего прироста населения, равный в 1997 г. (-0,26%), останется неизменным на протяжении предстоящих 30 лет (предположение явно маловероятное).

Общий прирост населения, как нам уже известно, представляет собой сумму естественного и миграционного приростов. В 1997 г. общий при­рост населения России (-0,26%) был результатом суммирования отрицате­льного естественного прироста (-0,52%) и положительного миграционно­го прироста (0,26%), Вполне очевидно, что миграционный приток в нашу страну довольно быстро иссякнет. Он в основном состоит из русских, которые покидают бывшие союзные республики. Но, во-первых, число потен­циальных иммигрантов не бесконечно. Во-вторых, не все русские покинут независимые страны, бывшие союзные республики, которые для многих из них являются родиной и для которых они являются коренными жителями. Тем более, что Россия не очень гостеприимно встречает иммигрантов, в том числе и русских. Можно оценить вероятный объем притока иммигран­тов, но сейчас мы не будем этого делать.

Представляет интерес оценка численности населения нашей страны через 30 лет при гипотезе об отсутствии миграционного прироста. То есть вопрос можно сформулировать следующим образом: какой могла бы быть численность населения России к 2027 году, если бы она изменялась только за счет ныне наблюдаемого естественного прироста (-0,52%)? Формула расчета — та же (8. 1).

P2027 = 147502,4 х е-0,0052x30 = 147 502,4 x 0,8556 = 126 197,0 тыс. чел.

Однако коэффициент естественного прироста, как показано в предыдущей главе этого пособия, является алгебраической суммой режима воспро­изводства населения и его возрастной структуры. Влияние последней — преходяще, инерционно и имеет тенденцию постепенно приходить в соот­ветствие с режимом воспроизводства населения (который определяется со­отношением уровней рождаемости и смертности). Поэтому интересно оце­нить с помощью прогноза, какие последствия может иметь длительное сохранение нынешнего режима воспроизводства населения при предположении об отсутствии влияния возрастной структуры и миграции населе­ния. В этом случае численность населения изменялась бы в соответствии с «истинным» коэффициентом естественного прироста, составившим в 1996 г. (-20,1%о), и к 2027 г. она уменьшилась бы почти на половину (на 45,3%) и составила бы 80 708,5 тыс. человек.

Р2027 = 147 502,4 х е-0,0201x30 = 80 708,5 тыс. человек.

Конечно, на самом деле такой прогноз нереален. Но лишь потому, что какой-то запас демографического потенциала роста в нашей возрастной структуре еще сохраняется. И миграционный прирост также какое-то вре­мя будет отчасти компенсировать «естественную» убыль нашего населе­ния.

С помощью той же формулы 8.1 можно, преобразовав ее, оценить каче­ство гипотез, примененных в прогнозах, выполненных другими исследова­телями. Например, по одному из вариантов прогноза численности населе­ния России, выполненному Госкомстатом РФ в 1997 г., численность населения убывает со 146 737 тыс. чел. в конце 1997 г. до 141 01 7 тыс. чел. в конце 2010 г.1 Представляет интерес определить, какой среднегодовой темп общего прироста населения предполагается в этом варианте прогно­за. Легко преобразовать формулу 8.1 для решения данной задачи:



или -3,1%о или -0,31%

Отсюда можно видеть, что Госкомстат РФ заложил в прогноз до 2010 года несколько более высокие темпы убыли населения России по сравне­нию с теми, которые были зафиксированы в 1997 г. (-0,26%).

В отличие от вышеприведенного иллюстративного прогноза на практике прогнозы выполняются не с неизменным, а меняющимся в прогнозном периоде режимом воспроизводства населения. Об этом поговорим в конце данной главы.


^ 8.2. Прогнозирование половозрастной

структуры населения

Как уже говорилось выше, прогноз общей численности населения имеет весьма ограниченное значение и мало информативен. Значительно большее значение, особенно для экономического и социального планирования, имеет прогноз будущего состава населения, в первую очередь по полу и возрасту. Технически такой прогноз несложен. Он производится методом так называе­мой «возрастной передвижки» (или «передвижки возрастов»). Метод состоит в том, что исходная численность и структура населения «передвигается» в будущее, уменьшаясь при этом за счет умерших (и уехавших) и пополняясь за счет родившихся (и приехавших). Следовательно, для прогноза исходны­ми данными служат численность и структура населения (обычно по переписи населения) и гипотезы относительно тенденций воспроизводства и миграции населения в прогнозном периоде. Передвижка осуществляется по времен­ным шагам, равным длине возрастной группы населения с таким расчетом, чтобы с каждым шагом прогноза оставшаяся в живых численность возраст­ной группы переходила в следующий (старший) возрастной интервал. Для этого численность каждой возрастной группы исходного населения (т.е. населения в начале прогнозного периода) умножается на коэффициент дожития до следующего возрастного интервала, который представляет собой соотношение двух смежных групп чисел живущих Lx из таблиц смертности, при­званных характеризовать предположительные тенденции смертности в про­гнозном периоде. Для каждого шага, в свою очередь, определяется гипотетическое число родившихся, которое добавляется в младшую возрастную группу (с поправкой на вероятность дожития новорожденных до конца первого возрастного интервала). На каждом следующем шаге прогноза вся расчетная процедура повторяется. Математически она выглядит следующим образом:

(8.2)

где Рх+п — прогнозируемая численность населения в возрасте «x+n»; Рх — исходная численность населения в возрасте «x»; п — длина возрастного интервала (и одновременно — длина прогнозного шага); Lх и Lх+n — числа живущих из таблиц смертности для двух смежных возрастных групп; МПх — миграционный прирост соответствующего пола и возраста с положительным или отрицательным знаком.

Прогнозы делаются обычно в нескольких вариантах, один из кото­рых — при гипотезе неизменного режима воспроизводства населения, и ряд вариантов — при различных гипотезах о вероятных изменениях уров­ней рождаемости и смертности. В варианте с гипотезой о постоянстве ре­жима воспроизводства населения на всем протяжении прогнозного перио­да коэффициенты дожития и рождаемости неизменны для всего прогнозного периода. Очевидно, такой прогноз не может претендовать на предсказание будущей численности и состава населения (поскольку демо­графические процессы непрерывно меняются). Цель такого варианта про­гноза — оценить возможные последствия длительного сохранения факти­ческой демографической ситуации, на основе которой делается прогноз. И в этом качестве такой вариант прогноза совершенно необходим. Но наряду с ним необходимы и другие варианты прогнозов — при гипотезах о вероят­ных тенденциях демографических изменений.

Рассмотрим применение метода передвижки возрастов на примере про­гноза численности и половозрастной структуры населения России на 30 лет вперед, до 2027 г. Поскольку это — пример учебный, ограничимся вариантом прогноза при гипотезе неизменного режима воспроизводства населения. Исходная численность и половозрастная структура населения приняты на начало 1997 г.1, правда, в десятилетних группировках (в целях экономии места. В практическом прогнозе такое огрубление возрастных группировок было бы неприемлемым. Обычно прогнозы выполняются в однолетней возрастной группировке либо в пятилетней).

Коэффициенты рождаемости приняты за 1996 г. (последний год, за который к моменту подготовки книги к печати имелись публикации о рожда­емости)2. То есть мы хотим посмотреть, как изменится население, если сло­жившийся уровень рождаемости больше не будет меняться (предположение, скорее всего, маловероятное). В отношении же смертно­сти принимаем более оптимистическую, чем в отношении рождаемости, гипотезу о ее снижении в течение прогнозного периода (такая гипотеза представляется, в отличие от рождаемости, вполне реальной). В соответствии с такой гипотезой воспользуемся типовыми таблицами смертности Э. Коула и П. Демени и позаимствуем из них числа живущих3. И для мужчин, и для женщин примем модель таблиц «Запад», уровень смертности для мужчин — № 21 (средняя ожидаемая продолжительность жизни для новорожденных 66,03 года), для женщин — № 24 (средняя ожидаемая про­должительность жизни для новорожденных 77,50 года). Возможно, показа­тели средней продолжительности жизни, избранные нами для прогноза, — чересчур оптимистичны. Однако для точности прогноза это обстоятельст­во не имеет большого значения, поскольку современная, в общем-то низ­кая, смертность мало влияет на уровень воспроизводства населения. По­следний почти всецело определяется рождаемостью. Результаты расчета представлены в таблицах 8.1 и 8.2.
^ Таблица 8.1 Иллюстративный прогноз численности и половозрастной структуры населе­ния России до 2027 года методом возрастной передвижки



^ Возрастные группы

(лет)

10Lx

Lx+n / Lx

Численность населения на начало года, тыс. человек

1997

2007

2017

2027

1

2

3

4

5

6

7

Мужчины

0—9

951130

0,98888

9151

8612

8079

6205

10—19

940555

0,98435

11753

9049

8516

7989

20—29

925838

0,97848

10294

11569

8908

8383

30—39

905916

0,96433

11816

10072

11320

8716

40—49

873603

0,92019

10889

10184

9713

10916

50—59

803879

0,81836

6635

10020

9372

8938

60—69

657866

0,61758

5762

5430

8200

7669

70—79

406286

0,33939

2097

3558

3353

5064

80—89

128276

0,07470

574

712

1208

1138

90—99

9582

0,00313

54

43

53

90

100 и ст.

30

0

2

0

0

0

Всего







69029

69249

68722

65108

Женщины

0—9

990075

0,99860

8717

8545

8015

6157

10—19

988688

0,99774

11394

8705

8533

8004

20—29

986449

0,99571

9791

11368

8685

8514

30—39

982221

0,98990

11827

9749

11319

8648

40—49

972299

0,97132

11567

11708

9651

11205

50—59

944416

0,92127

8193

11235

11372

9374

60—69

870062

0,76762

8639

7548

10351

10476

70—79

667877

0,52092

5462

6631

5794

7945

80—89

306030

0,13572

2255

2845

3454

3018

90—99

41535

0,00833

258

306

386

469

100 и ст.

346

0

5

2

3

3

Всего







78108

78643

77563

73813

Итого







147137

147892

146285

138921

в том числе население 60 лет и старше — тысяч человек,


25108


27075


32802


35872

процентов от общей численности

17,1

18,3

22,4

25,8


Расчет производится по следующим этапам:

1. Для передвижки десятилетних возрастных групп на десять лет вперед (и соответственно — в следующую десятилетнюю возрастную группу) не­обходимо определить коэффициенты дожития Lх+n / Lx. Поскольку возраст­ные группы приняты нами десятилетние, коэффициенты дожития также основаны на соотношении десятилетних сумм чисел живущих. Такие сум­мы можно получить либо прямым суммированием чисел живущих (в типо­вых таблицах Коула и Демени они приводятся в пятилетних группировках), либо гораздо проще — как разности между показателями тех же таблиц Тх — суммами чисел живущих Lx в возрастах «х» и старше. Коэффи­циенты дожития записываются в графу 3 таблицы 8.1.

2. Численность населения каждой возрастной группы перемножается на соответствующий коэффициент дожития (в таблице 8.1, напротив, коэффициент дожития умножается на численность населения, т.е. гр. 3 на гр. 4, но от такой перестановки, получившейся для удобства расчета, суть дела, конечно же, не меняется), а результат умножения записывается в гра­фу 5 строкой ниже. Это и будет возрастная передвижка населения каждой возрастной группы на 10 лет вперед и соответственно в группу на 10 лет старше.

3. После передвижки всех возрастных групп на 10 лет вперед и старше, необходимо определить число родившихся за 10 будущих лет и, с корректировкой на смертность в течение этих ближайших 10 лет, — численность возрастной группы 0—9 лет. Для этого среднеарифметическую числен­ность женщин каждой возрастной 10-летней группы на начало 1997 и 2007 гг. нужно умножить на соответствующие по возрасту коэффициенты рож­даемости. Коэффициенты для этого выбираются прогнозистами произво­льно в соответствии с их предположениями о наиболее вероятных измене­ниях (или постоянстве) тенденций уровня рождаемости в прогнозном периоде (никаких способов определить эти тенденции «математически» не существует). Таким путем определяется предположительное число родившихся у женщин каждой возрастной группы. Суммированием их определя­ется общее число родившихся в предстоящие 10 лет.

Таблица 8.2
^ Иллюстративный прогноз числа рождений
в России в 1998—2026 гг.


^ Возрастные группы

(лет)



в долях единицы


10Fх


Среднее число женщин, тыс. человек

Гипотетическое число рожденных детей, тыс.

1997— 2006

2007— 2016

2017— 2026

1997— 2006

2007— 2016

2017— 2026

10—19

0,0272

0,272

10050

8619

8269

2734

2344

2249

20—29

0,1122

1,122

10580

10027

8600

11871

11250

9649

30—39

0,0264

0,264

10788

10534

9984

2848

2781

2636

40—49

0,0020

0,020

11638

10680

10428

233

214

209

Всего
















17686

16589

12743

в том числе:

























мальчиков
















9055

8494

6524

девочек
















8631

8095

6219

из них живых к концу десяти­летия:

























мальчиков
















8612

8079

6205

девочек
















8545

8015

6157


4. Поскольку не все родившиеся доживут до конца десятилетия, необходимо ввести поправку на смертность и определить будущую численность населения в возрастной группе 0—9 лет. Поправкой служит средне­годовое число живущих Lx в зависимости от избранной возрастной группировки из таблиц смертности, т. е. при пятилетней группировке — сумма чисел живущих в возрастах от 0 до 4 лет включительно, деленная на 5, при десятилетней группировке — соответственно сумма чисел живущих lx в возрастах 0—9 лет, деленная на 10. Полученный результат записывает­ся в пустующую ячейку 0—9 лет со сдвигом в будущее на 10 лет. На следующем шаге вся процедура повторяется. Весь процесс, естественно, ускоря­ется в зависимости от используемой вычислительной техники.

Хотя представленный здесь в таблицах 8.1 и 8.2 прогноз носит учеб­но-иллюстративный характер, его результаты, как мне кажется, не лишены практического интереса. При сохранении нынешнего уровня рождаемости и значительного снижения смертности общая численность населения Рос­сии к 2027 г. сократится со 147 137 тыс. до 138921 тыс. человек, или на 8,2 млн. человек, или на 5,6%. При этом за первое десятилетие численность населения даже возрастет на 0,5%, а затем в следующие 20 лет сократится на 6,1%. Обращает на себя внимание, что уже после 2007 г. депопуляционный процесс в нашей стране заметно ускорится (при принятом нами предположении о сохранении неизменной нынешней демографической ситуации и даже ее некотором улучшении за счет снижения смертности). Это можно видеть и при анализе будущей возрастной структуры населения.

В начале 1997 г. доля жителей в возрасте 60 лет и старше в общей численности населения (так называемый индекс демографической старости) в целом по стране составляла 17,1%. По нашему прогнозу можно ожидать, что к 2007 г. этот индекс возрастет до 18,3% (т. е. всего на 1,2 процентных пункта), но к 2017 г. он увеличится уже до 22,4%, или на 4,1 пункта, а к 2027 г. — до 25,8%, или на 3,4 пункта. Соответственно у мужской части населения этот процент составит к 2027 г. 21,4%, у женской — 29,7%. Конеч­но, если прогноз осуществится в соответствии с принятыми нами условия­ми. Скорее всего, действительность окажется значительно хуже. Средняя ожидаемая продолжительность жизни вряд ли достигнет величины, зало­женной нами в прогноз, а рождаемость, наоборот, скорее всего, еще пони­зится. Пользуясь показанной стандартной методикой, любознательный чи­татель может просчитать любые иные варианты демографического развития.


^ 8.3. Разработка гипотез о вероятных изменениях

демографических тенденций в прогнозном периоде

История демографических прогнозов насчитывает уже не одну сотню лет. Немало ученых — представителей разных наук — пытались отыскать некие «объективные законы роста населения»: биологические, математические, экономические и т.д. Эти «законы» пытались выводить из наблю­дений над закономерностями размножения животных и насекомых или эк­спериментируя с математическими моделями. Все эти попытки оказались безуспешными. Никакого автоматизма в росте населения (кроме его инер­ции) не существует. Он определяется законами социального поведения лю­дей, которое, в свою очередь, управляется законами общественной жизни. Поэтому лишь познание законов развития общества, взаимосвязи экономи­ческих, психологических, культурно-этнических и прочих социальных факторов, определяющих в определенные периоды времени демографиче­ские установки, планы, решения и действия тысяч и миллионов людей мо­жет приблизить прогнозистов к верному предвидению будущего демогра­фического развития.

Если некоторое предположение о вероятных тенденциях уровней брачности, рождаемости и смертности, миграции населения сформулировано, остальное — дело уже известной незамысловатой арифметики (передвиж­ки возрастов). Для определения будущих изменений рождаемости исполь­зуются результаты исследований репродуктивных установок, о которых говорилось в главе 5. Там же мною было высказано предположение, осно­ванное на итогах Всероссийской микропереписи населения 1994 г. о веро­ятном продолжении снижения уровня рождаемости.

Для определения вероятных будущих тенденций смертности суммируются экспертные оценки возможного снижения (или роста) смертности от конкретных причин (или классов причин) смерти. На основе этих оценок строятся гипотетические таблицы смертности, по которым затем рассчи­тываются необходимые для прогноза коэффициенты дожития. Но можно поступить и проще. Можно использовать таблицы смертности по ка­ким-либо странам, достигшим больших успехов в снижении смертности, чем наша страна, задавшись сроками, в которые мы могли бы достичь тех же успехов. Можно также использовать типовые таблицы смертности Коула и Демени, заимствовав из них соответствующие показатели. Так посту­пил, в частности, автор настоящей книги. Существуют (на Западе) и типо­вые таблицы смертности по причинам смерти. Вероятно, возможны и другие подходы. Важно при этом помнить, что точность прогноза опреде­ляется почти исключительно качеством гипотезы о тенденциях демогра­фического развития, а не сложностью математических формул.

Заключение
Ни один учебник, из известных мне, в том числе и зарубежных, не охва­тывает всех проблем или методов демографии. Не является исключением и настоящий учебник. Все же я надеюсь, что в нем нашли отражение основ­ные и наиболее острые проблемы нашей демографической ситуации, ожи­дающие грамотного вмешательства со стороны всех общественных наук. Многое из того, что осталось за пределами данной книги, читатель может найти в литературе, список который, также далеко не полный, приводится ниже.

Я думаю, что шансы демографического спасения нашей страны сегодня равны с шансами ее гибели. Все будет зависеть от того, как скоро наше об­щество осознает грозящую ему опасность демографического вырождения и объединится в усилиях по укреплению института семьи, повышению де­мографического потенциала. Времени остается мало, но, думаю, еще не поздно. Решающим условием для преодоления гибельных тенденций на­шего демографического развития будет, несомненно, всеобщее демогра­фическое образование страны.

Тысячи лет выдающиеся мыслители ломали голову в поисках так называемого смысла жизни, над вопросом: зачем мы приходим в этот мир? Де­мографы, я думаю, дают на этот вопрос простой и наилучший ответ: жизнь нужна лишь затем, чтобы прожить ее как можно лучше и передать эстафету жизни следующим поколениям.

^ Рекомендуемая литература
Демографический энциклопедический словарь. — М., 1985.

Народонаселение: энциклопедический словарь. — М., 1994.

Современная демография. Под ред. А.Я. Кваши и В.А. Ионцева. — М., 1995.

Население мира: демографический справочник. /Сост. В.А. Борисов. — М., 1989.

Всесоюзная перепись населения 1989 года. — М., 1987.

Антонов А.И. Социология рождаемости. — М., 1980.

Антонов А.И., Борисов В.А. Кризис семьи и пути его преодоления. /Препринт научного доклада. — М., 1990.

Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. — М., 1996.

Архангельский В.Н. Воспроизводство населения России. — М., 1998.

Бедный М.С. Демографические факторы здоровья. — М., 1984.

Бедный М.С. Мальчик или девочка? (Медико-демографический анализ). Изд. 2-е, перераб. и дополн. — М., 1987.

Бестужев-Лада И.В. Нормативное социальное прогнозирование: возможные пути реализации целей общества. — М., 1987.

Белова В.А., Дарский Л.Е. Статистика мнений в изучении рождаемости. — М., 1972.

Бойко В.В. Рождаемость: социально-психологические аспекты. — М., 1985.

Борисов В.А. Перспективы рождаемости. — М., 1976.

Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демогра­фический анализ. — М., 1995.

Волков А.Г. Семья — объект демографии. — М., 1986.

Волков А.Г. Семья глазами демографа. — М., 1989.

Вопросы воспроизводства населения и демографической политики. /Отв. ред. В.А. Борисов. — М., 1982.

Воспроизводство населения и демографическая политика в СССР. /Отв. ред. Л.Л. Рыбаковский. — М., 1987.

Говако В.И. Студенческая семья. — М., 1988.

Городская и сельская семья. /Рук. авт. кол. В.М. Медков. — М., 1987.

Демографы думают, спорят, советуют. /Ред.-сост. Г.П. Киселева. — М., 1981.

Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. /Ред.-сост. А.И. Антонов. — М., 1986.

Жизнедеятельность семьи: тенденции и проблемы. /Отв. ред. А.И. Антонов. — М., 1990.

Клупт М.А. Летопись жизни. — М., 1988.

Козлов В.И. Этническая демография. — М., 1977.

Котрикадзе Б.В., Синельников А.Б. Рождаемость в Грузинской ССР: тенденции и пути регулирования. — Тбилиси, 1990.

Меньшутин В.П. Помощь молодой семье (заметки психолога). — М., 1987.

Новосельский С.А. Смертность и продолжительность жизни в России. — Петрог­рад, 1916.

Переведенцев В.И. Молодая семья сегодня. — М., 1987.

Переведенцев В.И. Какие мы? Сколько нас? — М., 1989.

Рождаемость: известное и неизвестное. /Ред.-сост. П.П. Звидриньш. — М., 1983.

Рождаемость: социологические и демографические аспекты. /Отв. ред. В.А. Борисов. — М., 1988.

Семья и дети. /Под ред. А.И. Антонова. — М., 1982.

Семья и семейная политика в Псковской области. /Под ред. Н.В. Васильевой и В.Н. Архангельского. — Псков, 1994.

Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в СССР. — М., 1989.

Сови А. Общая теория населения. Тт. 1—2. — М., 1977.

Социально-демографический портрет студента. /Рук. авт. кол. И.И. Елисеева. — М., 1986.

Томилин С.А. Демография и социальная гигиена. — М., 1973.

Урланис Б.Ц. Рост населения в Европе. — М., 1941.

Урланис Б.Ц. История одного поколения (социально-демографический очерк). — М., 1968.

Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. — М., 1974.

Урланис Б.Ц. Народонаселение: исследования, публицистика. — М., 1976.

Урланис Б.Ц. Эволюция продолжительности жизни. — М., 1978.

Урланис Б.Ц. Избранное. — М., 1985.

Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы (социаль­но-демографическое исследование). — М., 1978.

Шелестов Д.К. Историческая демография. — М., 1987.

Шнейдерман Н.А. Откровенный разговор: рождаемость и меры ее регулирова­ния. — М., 1991.

Эченике В.Х. США: Демография и бизнес. Научно-аналитический обзор. — М., 1993.

Приложение


^ Программа курса «Демография»



obrashenie-v-stihotvornoj-rechi.html
obrashenie-vserossijskogo-centralnogo-ispolnitelnogo-komiteta-k-bibliograficheskij-ukazatel-sovetskoj-literaturi-za-1917-1965-gg.html
obrasheniya-grazhdan-v-zakonodatelnoe-sobranie-sverdlovskoj-oblasti-sverdlovskoj-oblasti.html
obrashennij-ateist-rasskaz-prihodskogo.html
obratite-vnimanie-metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-zaochnikov-2-kursa-fakulteta-zhurnalistiki.html
obrativshiesya-evrei-i-pisateli-vremya-predatelej-eduard-samojlovhttp-gidepark-ru-user-50458370-article-136934.html
  • bystrickaya.ru/vtoraya-vozmozhnost-rasskazannaya.html
  • doklad.bystrickaya.ru/umberto-eko-mayatnik-fuko-stranica-49.html
  • nauka.bystrickaya.ru/velikobritaniya-obrazovatelnij-individualnij-tur-eac-v-ozrast-studentov.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/izuchenie-konkurentov-i-zavoevanie-preimushestv-v-konkurentnoj-borbe-kompaniej.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-13-informacionnaya-karta-aukciona-postavka-reprintnogo-vosproizvedeniya-polnogo-komplekta-sobraniya-yurnali.html
  • studies.bystrickaya.ru/marketing-shpori-chast-22.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/referat-po-kommercheskomu-pravu-otvetstvennost-za-n.html
  • crib.bystrickaya.ru/ispolzujte-silu-posvyasheniya-osnovaniya-duhovnosti-sem-glavnih-praktik-dlya-probuzhdeniya-serdca-i-uma.html
  • shkola.bystrickaya.ru/odni-li-mi-vo-vselennoj-chast-9.html
  • letter.bystrickaya.ru/monografiya-soderzhit-interesnejshie-istoricheskie-spravki-i-istoriograficheskie-vikladki-stranica-3.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-i-sherbakov-hrestomatiya-po-psihologii-ucheb-posobie-dlya-studentov-h91-ped-nn-tovsost-v-v-mironenko-pod-red-a-v-petrovskogo-2-e-izd-pererab-i-dop-m-prosveshenie-1987-447-s-stranica-9.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-sistemi-pravilnogo-dihaniya-literatura-208.html
  • predmet.bystrickaya.ru/ser-artur-konan-dojl-pravdaozhizn-i-poslesmert-i-razmishleniya-o-religii-spiritizme-i-bessmertii-stranica-9.html
  • tasks.bystrickaya.ru/11-apparatchik-na-prigotovlenii-smesej-i-rastvorov-spravochnik-rabot-i-professij-rabochih-vipusk-razdeli-obshie.html
  • university.bystrickaya.ru/golub-svyashennaya-ptica-ukazatel-illyustracij-d-r-j-bokemyul.html
  • essay.bystrickaya.ru/chelovek-v-socialnom-izmerenii-primernaya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/naimenovanie-organizacii-predpriyatiya-uchrezhdeniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-narkomanii-i-toksikomanii-instrukciya-dlya-voprosov-514-522.html
  • education.bystrickaya.ru/36-illyustracii-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-po-discipline-teoreticheskie-osnovi-elektrotehniki.html
  • abstract.bystrickaya.ru/3-participium-futri-actvi-prichastie-budushego-vremeni-dejstvitelnogo-zaloga.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-disciplini-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya.html
  • esse.bystrickaya.ru/psihologicheskie-osobennosti-lichnosti-trenera-chast-4.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sinergiya-i-sinergizm-fridman-a-vi-ili-vas-professionalnaya-ekspluataciya-podchinennih-aleksandr-fridman.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-obshie-polozheniya-ispolneniya-nakazaniya-v-vide-lisheniya-svobodi-rezhim-v-ispravitelnih-uchrezhdeniyah-i-ego-osnovnie-trebovaniya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zhdi-menya-i-ya-vernus-moi-portalru-01072011-sedmaya-mezhregionalnaya-konferenciya-edinoj-rossii-v-ekaterinburge.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-vozobnovlyaemaya-i-malaya-energetika-s-kazhdim-godom-stanovitsya-vse-bolee-populyarnej.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-osnovnih-meropriyatij-ministerstva-molodezhnoj-politiki-i-sporta-respubliki-bashkortostan-s-13-po-19-fevralya-2012-goda-.html
  • turn.bystrickaya.ru/pokazateli-godi-publichnij-doklad.html
  • writing.bystrickaya.ru/glava-3-na-ville-zheneveva-agata-kristi.html
  • shkola.bystrickaya.ru/organizaciya-raboti-sledovatelya-po-rassledovaniyu-prestuplenij.html
  • testyi.bystrickaya.ru/6-dzh-dzhojs-sankt-peterburg-izdatelstvo-azbuka-klassika-2006-uliss-dzhejms-dzhojs.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-lyubov-igra-svobodnaya-deyatelnost-igra-vivodit-cheloveka-za-ramki-obidennosti-prostranstvenno-vremennaya-zamknutost-igri.html
  • writing.bystrickaya.ru/intro-f-f-b-f-am-dm-gm-c-f-f-b-f-am-dm-gm-c-f-f-b-f-am-dm-gm-c.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/diplom-o-dopolnitelnom-k-visshemu-obrazovanii.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-neraspredelennoj-pribili-napravlena-dlya-sozdaniya-rezervnogo-kapitala-buhgalterskij-uchet-v-obshestvennom-pitanii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.