О.А. Крылова* - Серия «Право» Выпуск 14 2009
.RU

О.А. Крылова* - Серия «Право» Выпуск 14 2009


^ О.А. Крылова*


ЗЛОСТНОЕ УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ АЛИМЕНТОВ НА СОДЕРЖАНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ КАК ОСНОВАНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ

В соответствии со ст. 38 Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ) и ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей.

В случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на их содержание (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке. Обратиться в суд с иском о взыскании с родителей (одного из них) алиментов на несовершеннолетних детей могут другой родитель, опекун, попечитель либо иное лицо или учреждение, выполняющие в отношении ребенка функции опекуна или попечителя.

Определение размера алиментов в долях к заработку и (или) иному доходу родителей является основным и наиболее распространенным способом установления средств на содержание ребенка в тех случаях, когда родители имеют стабильный заработок (доход). Размер этих долей может быть уменьшен или увеличен судом с учетом материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств (ст. 81 СК РФ).

Взыскание алиментов на несовершеннолетних детей может производиться в твердой денежной сумме. Условия, при наличии которых суд имеет право определить размер алиментов в твердой денежной сумме (или одновременно в твердой денежной сумме и в долях), предусмотрены ст. 83 СК РФ.

Родители обязаны также содержать своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи (ст. 85 СК РФ).

Государство, устанавливая нормы семейного права, определяет вид и меру должного поведения (действия или бездействия) участников алиментных правоотношений. Для того чтобы не было нарушено субъективное право одной стороны на получение содержания, другая сторона должна исполнить юридическую обязанность – предоставить такое содержание. Таким образом, государство предписывает своим гражданам необходимость определенного поведения в алиментных правоотношениях, устанавливает требования, нарушение которых может быть пресечено и обеспечено с помощью мер государственного принуждения.

Обратим внимание на то, что законодательством предусмотрено три вида ответственности за ненадлежащее исполнение алиментных обязательств и нарушения в сфере алиментных правоотношений: имущественная, административная, уголовная.

Однако, по нашему мнению, самостоятельным видом ответственности родителей за ненадлежащее исполнение алиментных обязательств в отношении несовершеннолетних детей следует считать семейно – правовую ответственность. Вопрос о семейно – правовой ответственности в настоящее время не решен в законодательстве РФ, требует регламентации и систематизации.

Согласно ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАБ РФ) административная ответственность родителей наступает за неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних. Так, неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних приводит к административной ответственности родителей. Объектом данного правонарушения являются семейные отношения. Эти отношения регулируются семейным законодательством. Объективную сторону образуют неисполнение либо ненадлежащее исполнение указанных обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов ребенка. Семейный кодекс РФ содержит лишь общую, рамочную норму об обязанностях по воспитанию ребенка. Поэтому понятие надлежащего или ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств. Субъектами данного правонарушения могут быть законные представители несовершеннолетнего – родители, усыновители, опекуны и попечители, приемные родители. Так, по городу Ржеву и Ржевскому району Тверской области в 2005 г. за данное правонарушение к административной ответственности было привлечено 215 человек; в 2006 г. – 291; в 2007 г. – 236; в 2008 г. – 251 человек1, что свидетельствует о росте данного правонарушения.

Также административная ответственность может наступать в виде ответственности за нарушения в сфере исполнительного производства. Эта ответственность установлена ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», согласно которой за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя они подвергаются штрафу в размере до 100 МРОТ.

Одним из наиболее серьезных нарушений в сфере алиментных правоотношений является злостное уклонение от уплаты алиментов. Оно может выражаться как в прямом отказе от уплаты средств на содержание, так и в различных действиях, которые влекут за собой фактическую неуплату алиментов.

Злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, является преступлением против семьи и несовершеннолетних. Ответственность за данное преступление предусмотрена ст. 157 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ). В СК РФ предусмотрены алиментные обязательства не только родителей в отношении детей и детей в отношении родителей, но и алиментные обязательства других членов семьи. При этом определены условия наступления алиментных обязательств, их выполнение гарантируется возможностью взыскания алиментов в судебном порядке. Однако уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов установлена только при урегулировании алиментных обязательств родителей и детей. Это объясняется более тесными семейными узами, обусловленными их непосредственной взаимосвязью в течение значительной части жизни этих поколений.

Заметим, что данное преступление является самым распространенным среди посягательств на несовершеннолетних и имеет устойчивую негативную динамику роста. Если в 1990 г. в России было зарегистрировано 19 643 факта его совершения, то в 1999 г. – уже 40 265. Факт роста подтверждают и данные статистики УВД Тверской области. Так, если в 2003 г. по Тверской области было зарегистрировано 515 фактов совершения данного преступления, то в 2004 г. – 650, в 2005 г.– 591, в 2006 г. – 557, в 2007 г. – 545, за пять месяцев 2008 г. по Тверской области было зарегистрировано 245 фактов совершения данного преступления. По городу Ржеву в 2003 г. было зарегистрировано 50 случаев злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, в 2004 г. – 39, в 2005 г. – 25, в 2006 г. – 25, в 2007 г. – 16, за пять месяцев 2008 г. по городу Ржеву и Ржевскому району Тверской области было зарегистрировано 15 фактов совершения данного преступления1.

Основным объектом анализируемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие гарантированное Конвенцией ООН о правах ребенка его право на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития.

Наряду с интересами детей в качестве дополнительного объекта анализируемого преступления справедливо определить авторитет судебной власти, поскольку виновный уклоняется от выполнения именно судебного решения, игнорируя тем самым его законную силу, демонстрируя пренебрежение не только родительскими, но в целом и гражданскими обязанностями.

В результате совершения преступления страдают интересы ребенка, в связи с чем, именно он должен признаваться потерпевшим по уголовному делу, а не совместно проживающий с ним родитель или иные лица. Уголовный закон называет две группы потерпевших в ч. 1 ст. 157 УК РФ: а) несовершеннолетние дети; б) совершеннолетние нетрудоспособные нуждающиеся дети, от содержания которых уклоняется виновный.

УК РФ характеризует объективную сторону данного преступления как злостное уклонение. Злостность уклонения от уплаты алиментов – обязательное условие привлечения к ответственности по ст. 157 УК РФ. Отметим, что, злостность уклонения от уплаты алиментов будет являться также обязательным условием лишения родительских прав, т. е. условием привлечения и к семейно – правовой ответственности. Таким образом, злостное уклонение от уплаты алиментов на содержание детей является основанием для применения к родителям как уголовно-правовых, так и семейно-правовых санкций.

Обратим внимание на то, что понятия «уклонение» и «злостное уклонение» понимаются неоднозначно в доктрине и правоприменительной практике. Применительно к уголовно – правовой сфере существуют определенные разъяснения в постановлениях Пленума Верховного суда РФ.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» под уклонением понимается как собственно умышленное невыполнение установленной законом обязанности, т. е. бездействие, так и действия, выражающиеся в сокрытии лицом различных обстоятельств, позволяющих принудить его к выполнению данной обязанности. При этом речь может идти не только об утаивании, но и об активных действиях: к уклонению от уплаты алиментов Пленум отнес, в частности, сокрытие лицом своего действительного заработка, смену работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от трудовой деятельности и иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты по решению суда или постановлению народного судьи средств на содержание детей (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 марта 1969 г. N 46 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст.122 УК РФ РСФСР»).

Еще большую неясность вносит указание на злостность уклонения. Понятие злостного уклонения не раскрывается в законе, злостность уклонения устанавливается судом, исходя из всех обстоятельств дела и, в особенности, из наличия у должника денежных и иных средств, позволяющих погасить кредиторскую задолженность, совершения должником сделок по отчуждению имущества, уклонения от явки в структуры, взыскивающие кредиторскую задолженность, создания препятствий к обеспечению возможности взыскания кредиторской задолженности, фактов незаконного воздействия на кредитора1.

Указанный подход к толкованию злостности основан на разъяснении данного оценочного признака, которое содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 марта 1969 г. N 46 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст.122 УК РФ РСФСР». Пленум Верховного Суда РФ указывал, что вопрос о том, является ли уклонение от уплаты по решению суда алиментов на детей злостным, должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом продолжительности и причин неуплаты лицом алиментов и всех других обстоятельств дела. О злостном уклонении от уплаты по решению суда или постановлению народного судьи алиментов могут свидетельствовать, в частности, повторность совершения аналогичного преступления, уклонение от уплаты по решению суда или постановлению народного судьи алиментов, несмотря на соответствующие предупреждения, розыск лица, обязанного выплачивать алименты, ввиду сокрытия им своего места нахождения и т.д. 2При этом в приговоре суды обязаны точно указать, в чем конкретно такая злостность выражалась.

Внешними признаками, по которым можно сделать вывод о наличии у виновного признака злостности, являются: продолжительность деяния; уклонение от уплаты после официального предупреждения об уголовной ответственности; повторное совершение того же самого преступления; способ совершения преступления.

Характеризуя уклонение от уплаты алиментов как злостное, суд обязан выяснить его причины и отношение виновного к факту уклонения. Злостность исключается в ситуации, когда обвиняемый объективно был не в состоянии платить алименты ввиду нахождения под стражей, когда он предпринимал некоторые усилия по ликвидации задолженности и т. д.

Проблемы, связанные с толкованием «злостности», несмотря на имеющийся опыт применения судами анализируемой нормы, неизбежны, поскольку это понятие относится к категории оценочных. При этом следует отметить, что если в уголовном законодательстве с учетом сложившейся практики дается толкование понятия «злостность», то в семейном праве толкование понятия «злостное уклонение от уплаты алиментов» отсутствует совсем. Это является большой проблемой и требует решения вопроса на законодательном уровне.

В данном случае нельзя не поддержать точку зрения Г.И. Вавильченковой, которая указывает на то, что злостным уклонением от уплаты алиментов в семейном праве следует считать их неуплату без уважительных причин в течение шести месяцев после последней выплаты, в связи с чем она предлагает изложить второй абзац ст. 69 СК РФ в следующей редакции: «…уклоняются от выполнения обязанностей родители, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов, злостным следует считать уклонение от уплаты алиментов в течение шести месяцев после последней выплаты»1.

Под уклонением при этом понимается не только прямой отказ от уплаты по решению суда или постановлению судьи алиментов на детей, но и сокрытие лицом своего действительного заработка, смена работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от работы или иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты присужденных средств2. В качестве «иных действий, свидетельствующих об уклонении от уплаты алиментов», судебной практике известны: из­менение своей фамилии и иных анкетных данных, подделка докумен­тов, удостоверяющих личность, сговор с должностным лицом бухгал­терии, от которого зависит удержание алиментов из заработка, предъ­явление фиктивного иска о взысканий алиментов на детей от другого брака в целях уменьшения взыскания по первому исполнительному листу и т.д.

С субъективной стороны злостное уклонение родителя от уплаты алиментов (детей от содержания нетрудоспособных родителей) характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления – специальный. Закон называет в качестве него родителей. Речь идет в первую очередь о биологических родителях ребенка – отце и матери. Однако лица, не являющиеся биологическими родителями, также могут быть записаны в качестве его отца или матери. Согласно ст. 51 СК РФ родителями ребенка записываются лица, состоявшие в браке и давшие в письменной форме согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов, а также лица, состоящие в браке между собой и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, с согласия женщины, родившей ребенка. Кроме того, согласно ст. 137 СК РФ усыновление ребенка прекращает его личные неимущественные и имущественные права и освобождает от обязанностей по отношению к своим родителям и в то же время создает права и обязанности родственников по происхождению между усыновителями и усыновленным. Из этого следует, что субъектами неуплаты алиментов могут быть и усыновители ребенка.

На наш взгляд, несовершенство формулировки ст. 157 УК РФ, недоработки норм СК РФ приводят к нарушению принципа приоритетной защиты прав и законных интересов детей, который должен всегда стоять на первом месте, так как на сегодняшний день несовершеннолетние – это самая незащищенная категория в нашем обществе.

Уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов, является одним из оснований, по которому родители (один из них) могут быть лишены родительских прав. Так, по Ржеву и Ржевскому району Тверской области, в 2006 г. было направлено в суд 166 материалов на лишение родительских прав, из них удовлетворено 105; в 2007 г. – 281, из них удовлетворено 220; за пять месяцев 2008 г. – 112, удовлетворено – 721.

СК РФ к наиболее серьезным наказаниям родителей относит лишение родительских прав. Это исключительная мера. Лишение родительских прав – мера, направленная на спасение ребенка. Законодательством установлен исчерпывающий перечень оснований лишения родительских прав. Одним из оснований является уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов. Оно предполагает систематическое, т. е. неоднократное невыполнение родительского долга, отсутствие заботы о своих детях, в чем бы оно ни выражалось. Разновидностью уклонения от выполнения родительских обязанностей будет злостное уклонение от уплаты алиментов. При этом необязательно, чтобы этот факт был подтвержден приговором суда. Достаточно убедиться в постоянном стремлении уклониться от уплаты алиментов, материальной поддержки своих детей. Но если родитель по объективным причинам платить алименты не может, нет оснований по этому признаку лишать его родительских прав.

Законодатель в Семейном кодексе РФ 1995 г. установил имущественные санкции за неисполнение алиментных обязательств, в частности, п. 2 ст. 115 СК РФ предусматривает размер законной неустойки за неуплату алиментов по решению суда в размере 0,1 процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Основное назначение неустойки как способа обеспечения исполнения обязательства – действенное побуждение к добровольному, добросовестному исполнению возложенной обязанности. Но если размер неустойки мал, он не выполнит свою функцию. Представляется, что 0,1 процента – слишком незначительный размер, чтобы эффективно стимулировать своевременную уплату алиментов – денежных средств, являющихся одним из основных источников существования получателя алиментов. Для сравнения интересно привести норму Семейного кодекса Украины: п. 1 ст. 196 предусматривает право на взыскание неустойки в размере одного процента от сумм неуплаченных алиментов за каждый день просрочки. Этот размер может быть уменьшен судом с учетом материального и семейного положения плательщика.1

Нередко на практике возникают споры о том, в каком порядке взыскивать с должника неустойку. Необходимо ли для этого судебное решение или судебный пристав-исполнитель вправе самостоятельно применить к должнику данную меру ответственности? Нельзя не согласиться с мнением Л.Е. Чичеровой, которая утверждает, что исчислять и взыскивать неустойку судебный пристав-исполнитель вправе самостоятельно без обращения в суд, поскольку алиментное правоотношение в данном случае имеет бесспорный характер, обязанность должника платить алименты подтверждена вступившим в законную силу судебным актом, определение размера задолженности законом отнесено к компетенции судебного пристава-исполнителя. Размер неустойки определен законом, установление вины должника в образовании задолженности также может быть осуществлено судебным приставом-исполнителем, поэтому взыскание неустойки возможно без обращения в суд, путем вынесения соответствующего постановления судебного пристава-исполнителя 1.

Статистические данные по Российской Федерации из отчета о работе судебных приставов-исполнителей по исполнению решений судов свидетельствуют о большом количестве производств по алиментам, они составляют около 35% от общего количества производств. Так, только 30% от общего числа детей-сирот (в России их около 4,5 тысяч) сегодня получают алименты. Нередки случаи и злостного уклонения от уплаты алиментов, когда на помощь могут прийти уже публично-правовые санкции, предусмотренные УК РФ и иными правовыми актами.2

В заключении следует отметить, что злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей можно отнести к правонарушениям особого вида, за совершение которых к родителям могут быть применены меры и семейно – правовой и уголовно – правовой ответственности. На наш взгляд, это является актуальной проблемой и требует специального исследования.


И.А. Лепёхин*


^ ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

ИНСТИТУТА ИПОТЕКИ В РИМСКОМ ПРАВЕ


Один из авторитетных специалистов по праву в дореволюционной России В. М. Хвостов описывал два типа кредита – личный и реальный. Личный кредит обусловлен доверием кредитующего лица к кредитуемому. Гарантией доверия служит все имущество должника в том объеме, какой он будет иметь к моменту реализации кредитной сделки. Суть реального кредита заключается в том, что для обеспечения исполнения обязательства в имуществе должника выделяется определенная вещь, по отношению к которой кредитор имеет определенные права. Так, в случае неисполнения должником своего обязательства кредитор имеет право удовлетворить свои требования за счет продажи выделенной вещи, даже если право собственности на эту вещь перешло к другому лицу. Причем при получении удовлетворения кредитор, предоставивший реальный кредит, имеет преимущество перед личными кредиторами3.

Несмотря на то что потребность в реальном кредите возникла в древнем обществе очень рано, такая потребность удовлетворялась в других формах в связи с тем, что ранее ему не было известно закладное право. Древнейшей формой являлась продажа вещи с правом обратного выкупа. Лицо, желающее получить взаймы, продавало кредитору какую-либо вещь за сумму займа с тем, чтобы по уплате долга вещь была ему возвращена1.

В 594 г. до н. э. один из легендарных «семи мудрецов» древности Солон осуществил свои знаменитые реформы, в частности, отменил поземельные долги, ввел свободу завещания, по которому имущество уже не обязательно переходит к наследникам рода. Теперь каждый получил право завещать собственность по своему усмотрению2.

Солон кассировал, т. е. ликвидировал решением государственной власти значительную часть долгов, лежавшую на крестьянских хозяйствах, а также институт долгового рабства, запретив обращать граждан в рабство за долги. Личный кредит был заменен реальным (от лат. real –вещь), т.е. обязательство личности должника было переведено на его имущество3.

Оформление ипотеки происходило следующим образом: сторонами оформлялся специальный документ, а на границах земельного участка должника ставился столб с надписью о том, что указанная собственность служит обеспечением претензии кредитора, с обязательным указанием суммы долга. Именно на таком столбе, получившем название «ипотека» (от греч. hypotheka – подставка, подпорка), отмечались все долги собственника

земли. Для защиты прав кредитора недвижимое имущество, обременённое ипотекой, должник не имел права продавать третьим лицам4.

Позже для этой цели появились особые книги, называющиеся ипотечными. Благодаря применению даже первоначальных форм ипотеки обеспечивалась гласность, позволявшая беспрепятственно каждому заинтересованному лицу удостовериться в состоянии известной земельной стоимости. Уже тогда при ипотеке для приобретения права собственности на землю или другую недвижимость было недостаточно одного соглашения между продавцом и покупателем, а требовалось наличие специальной официальной доступной информации, позволяющей третьим лицам убедиться в существовании такого права5.

Цель ипотеки как формы обеспечения заключается в предотвращении опасности, связанной с негласными способами установления прав на недвижимость. Ипотека препятствовала переходу имущества к другому владельцу, так как обеспечение заключалось не в личности собственника, а в стоимости его имущества1.

Дальнейшее развитие ипотека получила в гражданском праве Древнего Рима, где сложилась под влиянием восточного греко-египетского права, при котором предмет залога оставался и в собственности, и во владении должника, а субъекту залогового права давалось право в случае неисполнения обязательства истребовать заложенную вещь, у кого бы она к тому времени ни оказалась, продать ее и из вырученной суммы покрыть свое требование к должнику.

Следует отметить тот факт, что «до принятия и использования «Древнегреческой ипотеки» римляне применяли иные залоговые «модели» для обеспечения исполнения обязательств»2.

Первоначальной формой залога была фидуция (от лат. fiducia – сделка на доверии, доверительная сделка), суть которой состояла в том, что посредством манципации (или in iure cessio) – торжественной и публичной передачи вещи новому собственнику, должник передавал в обеспечение долга определенную вещь на праве собственности, с оговоркой, что в случае исполнения обязательства, заложенная вещь должна быть передана обратно в собственность должника. «В древнейшую эпоху эта оговорка имела только моральное значение: верность своему слову (fides, откуда и название сделки) требовала от лица, получившего таким образом вещь в залог, исполнения дополнительной оговорки»3.

Позднее должнику, исполнившему обязательство, стали давать иск к кредитору (actio fiduciae) о возврате вещи. Однако положение должника оставалось чрезвычайно невыгодным. Получивший вещь, был ее собственником и потому мог ее передать третьему лицу. К третьему лицу должник предъявить иск не мог, от залогополучателя же должник по actio fiduciae не мог добиться возвращения вещи, а только мог получить возмещение ущерба. В случае неисполнения должником обязательства вещь оставалась в собственности лица, получившего ее, хотя бы сумма долга была значительно меньше стоимости заложенной вещи4.

Данный недостаток был учтён древнеримскими юристами, и на смену фидуции в гражданский оборот был введён пигнус (от лат. pignus –неформальный залог), «называемый нередко «ручным закладом». При этой форме залога вещь передавалась не в собственность, а только во владение (точнее в держание, однако пользовавшееся в виде исключения владельческой защитой); при этой передаче добавлялось условие, что в случае удовлетворения по обязательству вещь должна быть возвращена обратно»1.

«Также, в отличие от фидуции, торжественной и публичной передачи вещи новому владельцу не требовалось. Общим же оставалось то, что вещь переходила к кредитору, и должник не мог ею воспользоваться. Таким образом, с передачей залога кредитору, в особенности, когда предмет этот составлял недвижимое имущество, должник нередко лишался единственного источника к содержанию себя и своего семейства и возможности удовлетворить долг из доходов этого имущества»2. Из данной ситуации вскоре был найден «обходной путь» – должник мог «выпросить её себе в precarium, т. е. во владение до востребования»3.

С развитием торгового оборота ни fiducia, ни pignus не могли удовлетворить потребностей жизни. При fiducia было слишком тяжело положение лица, отдавшего вещь в залог. При pignus было ненадежно положение получившего вещь. Если вещь им утрачивалась, он не всегда имел возможность истребовать ее вновь4.

С развитием юридического сознания появилась мысль, что для достижения существенной цели залога как обеспечения нет никакой нужды предоставлять заложенное имущество в действительное владение кредитору, поскольку цель эта достигается установлением прочного права кредитору на недвижимое имущество должника. Цель этого права – дать кредитору не собственность, не владение, не пользование, а верное обеспечение, независимое от прав, которые третье лицо могло бы предъявить на заложенное имущество. На этом основании имущество, служа обеспечением кредитора, могло оставаться в спокойном владении у должника, который удерживал при себе право пользоваться всеми материальными выгодами и всеми экономическими силами имущества, лишь бы только от того не уменьшилось обеспечение кредитора. Такова новая форма залога, известная под названием ипотеки. Эта новая форма несравненно сложнее, требует более развитого юридического сознания5.

Таким образом, с развитием данного института, прежде всего, отпало право кредитора на пользование заложенной вещью. Для обеспечительной функции оно излишне. Затем отпал переход заложенной вещи при неуплате долга в собственность, и тем самым содержание закладного права свелось исключительно к праву требовать публичной продажи вещи с целью получения удовлетворения по долгу1.

Первоначально ипотека развивалась на почве найма сельскохозяйственных участков. «В обеспечение своевременного взноса нанимателями наемной платы собственники земли требовали обыкновенно от нанимателей включения в договор особого пункта о том, что все «приведенное, привезенное, принесенное» (inducta, invecta, illata) на нанятый участок (сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот и пр.) не должно вывозиться нанимателем с участка, пока не будет погашена задолженность нанимателя по договору, т. е. перечисленные виды имущества должны были служить обеспечением долга нанимателя (по наемной плате). Если наниматель все же вывозил свое имущество, собственнику земельного участка претор стал давать специальное средство защиты (inter-dictum Salvianum), если же эти вещи уже перешли во владение третьего лица, стали давать иск и против него об истребовании полученных им вещей (actio Serviana). В результате применительно к договору найма земли и была создана форма залога, при которой закладываемые вещи не выходили немедленно из владения и пользования залогодателя, а кредитор имел абсолютный иск об истребовании вещи с целью ее продажи. Оставалось распространить сложившуюся форму залога с того специального случая (найма), в связи с которым она сложилась, на все другие случаи обязательств. Это было осуществлено посредством распространения actio Serviana по аналогии (actio quasi-Serviana, или actio hypothecaria). После того как была введена в практику hypotheca как форма залога, не сопровождавшаяся передачей самой вещи тому, кому она закладывалась, причем в случае неисполнения обеспеченного залогом обязательства вещь не поступала в собственность залогопринимателя, а подлежала обязательной продаже, стало возможно установление на одну и ту же вещь нескольких последовательных залоговых прав»2. При этом первоначальный кредитор мог получить заложенную вещь преимущественно перед другими кредиторами. Таким образом, в римском праве был установлен принцип приоритета: удовлетворение первого по времени закладного права.

«Античная ипотека не знала деления вещей на движимые и недвижимые; ипотечные отношения существовали в условиях отсутствия формальной гласной процедуры»3, не требовалось даже письменного договора. Это составляло, основной недостаток римской системы залога: нельзя было следить за тем, сколько ипотек обременяло известную вещь, и залогоприниматель рисковал, что на заложенную ему вещь уже раньше установлены неизвестные ему ипотеки. Это неудобство увеличивалось допущением так называемых генеральных ипотек, т. е. ипотек, которые обременяли все имущество должника, даже то, которое он приобретет в будущем. Не меньшее неудобство для оборота составляли так называемые законные ипотеки, т. е. ипотеки, которые иногда имели своим предметом все имущество должника и возникали в пользу известных кредиторов без договора с должником, в силу нормы права. Все это давало возможность собственникам вещей скрывать при их отчуждении или залоге те ипотеки, которые уже обременяли вещь. Нередко даже документы об установлении ипотек снабжались ложною датою, чтобы обеспечить этим ипотекам преимущество перед другими, которые на самом деле были установлены раньше. В предотвращение этого император Лев издал рескрипт, согласно которому ипотека, установленная письменно в присутственном месте (publice) или перед тремя достоверными свидетелями (quasi publice), пользуется преимуществом перед непублично установленной ипотекой, хотя бы последняя была установлена раньше. Против обмана, возможного вследствие неформального установления ипотек, единственной мерой предупреждения служило уголовное наказание, установленное за обман (stellionatus crimen)1.

Ипотека как форма залога имела все черты акцессорного права: она устанавливалась только для обеспечения долгового требования и разделяла его судьбу. Как следствие, к основаниям прекращения ипотеки, наряду с уничтожением телесной вещи и продажей залога, относились уплата долга и прекращение обязательства в силу истечения времени или по иному основанию2.

Подводя итог вышесказанному, следует признать, что, несмотря на все недостатки, свойственные римскому залоговому праву, именно в данный период была предпринята первая попытка раскрыть юридическую природу ипотеки. Это оказало существенное влияние на развитие института ипотеки в правовых системах большинства государств.


^ Г.В. Манасян3


o-provedenii-kraevoj-tvorcheskoj-smeni-slavyanskij-dom.html
o-provedenii-master-klassa.html
o-provedenii-meropriyatij.html
o-provedenii-mezhdunarodnih-letnih-sorevnovanij.html
o-provedenii-mezhdunarodnogo-kubka-moldovi-po-sportivnoj-lovle-karpa.html
o-provedenii-mezhdunarodnoj-molodezhnoj-vstrechi.html
  • tests.bystrickaya.ru/magisterskaya-programma-teoriya-i-metodika-obucheniya-istorii-vremya-ned-disciplina-vid-zanyatiya-prepodavatel-mesto-provedeniya-zanyatiya-1-podgruppa.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vospitanie-shkola-i-pedagogicheskaya-misl-v-srednie-veka-i-epohu-vozrozhdeniya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/istoriya-moego-zaklyucheniya.html
  • student.bystrickaya.ru/316-potrebitelskij-rinok-otchyot-ob-ispolnenii-v-2009-godu-programmi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/la-lesina-tezisi-dokladov.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zhurnal-registracii-instruktazha-po-ohrane-truda-pri-rabotah-v-laboratorii-po-tehnicheskomu-obsluzhivaniyu.html
  • notebook.bystrickaya.ru/issledovaniya-po-povisheniyu-urovnya-elektrifikacii-samoletov-v-obespechenie-ih-konkurentosposobnosti-po-ekspluatacionnim-harakteristikam.html
  • books.bystrickaya.ru/ekzamenacionnie-voprosi-metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-dlya-vipolneniya-domashnih-kontrolnih-rabot-1-i-2-po-discipline.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadachi-dat-harakteristiku-buhgalterskogo-ucheta-i-buhgalterskoj-otchetnosti-kak-elementa-obespechivayushego-polzovatelej-informaciej-dlya-ocenki-finansovogo-sostoyaniya-i-prinyatiya-reshenij.html
  • tests.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-po-discipline-statistika.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-10-klass-obshaya-biologiya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/obednennij-uran-i-bogataya-fantaziya.html
  • textbook.bystrickaya.ru/instrumentarij-nivelirovaniya-ugroz-ekonomicheskoj-bezopasnosti-rossii-v-usloviyah-integracii-v-mirovoe-hozyajstvo.html
  • literature.bystrickaya.ru/e-g-careva-b-i-ioganson-2011g-2011-g-polozhenie.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodi-luchevoj-aktivnosti-5-funkciya-hristianstva-29-ii-otveti-na-nekotorie-voprosi-30.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/hromatograficheskij-analiz.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-generalnogo-sekretarya-o-rabote-organizacii.html
  • klass.bystrickaya.ru/52-mehanizmi-novoj-municipalnoj-zhilishnoj-politiki-utverdit-plan-meropriyatij-po-realizacii-osnovnih-napravlenij.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-93-vozmezdnoe-okazanie-uslug-podryad-programma-disciplini-grazhdanskoe-pravo-specialnost-080504-65-gosudarstvennoe.html
  • uchit.bystrickaya.ru/spustya-polveka-yablokov-maksim-prishelci-oni-uzhe-zdes.html
  • institut.bystrickaya.ru/tablica-1-informaciya-o-rabote-s-kadrami-v-sovete-ministrov-avtonomnoj-respubliki-krim-organah-ispolnitelnoj.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/dppf-09-metodika-i-tehnologiya-raboti-socialnogo-pedagoga-metodika-i-tehnologiya-raboti-socialnogo-pedagoga.html
  • diploma.bystrickaya.ru/velikobritaniya-v-russko-yaponskoj-vojne.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-a-obyazatelnoe-ministerstvo-prosvesheniya-pmr-diplomnaya-rabota.html
  • credit.bystrickaya.ru/opita-razvitie-motivacii-uchashihsya-na-urokah-anglijskogo-yazika-cherez-igrovie-formi-i-metodi.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zona-lichnoj-raboti-kuzin-f-a-sovremennij-imidzh-delovogo-cheloveka-biznesmena-politika.html
  • books.bystrickaya.ru/ekskursionnaya-programma-znakomstvo-s-drevnim-novgorodom-poseshenie-territorii-yaroslavova-dvorisha-i-torga-politicheskogo-i-ekonomicheskogo-centra-velikogo-novgoroda-v-xi.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-dpp-r-03-farmakologiya-sporta-celi-i-zadachi-disciplini.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pisma-i-v-stalina-v-m-molotovu-1925-1936-gg-sbornik-dokumentov-stranica-7.html
  • control.bystrickaya.ru/elektivnij-kurs-ekologiya-chelovecheskogo-organizma-avtor-sostavitel.html
  • education.bystrickaya.ru/39vstrecha-rukovoditelej-bankov-regulirovanie-cb-rf-deyatelnosti-kommercheskih-bankov.html
  • bukva.bystrickaya.ru/planirovanie-muzikalnoj-raboti-s-detmi-doshkolnogo-vozrasta.html
  • thescience.bystrickaya.ru/internet-resursi-po-kriminologicheskoj-tematike-rabochaya-programma-po-kursu-discipline-kriminologiya-opd-f.html
  • predmet.bystrickaya.ru/socialnij-kapital-s-ekonomicheskoj-tochki-zreniya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/modernizaciya-elektrosnabzheniya-karera.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.